Техника - молодёжи 1972-01, страница 22




Техника - молодёжи 1972-01, страница 22

Репортаж

с переднего края

ВСЕМ ВЕТРАМ НАЗЛО

Г. РАЗУМОВ, кандидат технических наук, наш специальный корреспондент, г. Норильск

Над Енисеем уже четверо суток злобствовала пурга. И четверо суток не вылезал из-аа стола ду-дкисккй купец Кнпрнян Сотнн-ков: опаивал отца Днонисни, уговаривал его продать на слом старую кирпичную церковь,

«Не позволю разорять храм божий, — бубннл попнк. — Лжешь ведь, сатана, — ке воздвигнуть тебе нового благолепного храма, нету леса на складах».

Пилн-гулялн без малого неделю, тогда лишь святой отец согласился принять грех на душу...

И потянулись к Медвежьему ручью, что в Норильских горах, нарты с церковным кирпичом. Быстро строилась медеплавильная печь ка рудном дворе возле сотннковскнх штолеи. Увы, так же быстро она и развалилась — подтаял мерзлый грунт под фундаментом, просели стекы, покосилась труба. Один сезон проработало предприятие. Незадачливый купец сбыл всего 200 пудов черновой медк.

Недаром интересовался Сотников таймырскими богатствамк. Природа щедро одарила край. Тут сырье расположено рядом с топливом — ка редкость удачное сочетание для промышленности. Однако в царское время никому ке было дела до далеких окраин России. Только после революции, в 1919 году, посланец геолкома Академии наук Николай Николаевич Урванцев, ныне известный _ ученый, Заместитель директора Института Арктики, начал систематическую геологическую разведку района, А два года спустя близ реки Норилки ои построил первый дом будущего города Норильска,

12 МЕСЯЦЕВ ЗИМА, А ОСТАЛЬНОЕ - ЛЕТО

Взревели моторы. Самолет набирает высоту. Над облаками повисло заходящее солнце. Сосед мой — гляциолог с одной из станций «Северный полюс».

«У нас на СП спокойно, — говорит ои, — белое безмолвие, тишина — только льдины потрескивают. На побережье куда хуже — там ветры страшенные, снежные заносы. А Таймыр вообще «полюс ветра».

От Москвы до этого полюса всего-навсего пять часов лету. Не успело ва иллюминатором стемнеть, как уже наступило утро. Солнце подсветило снизу облака, а потом и само поднялось над горизонтом. ИЛ-18 последний раз махиул ему крылом и погрузился в серый клубящийся туман. Скоро посадка.

Внизу, иа земле, такая же беспросветная мгла, плотная сиежиая ваве-са, резкий, обжигающий мороз к ветер, ветер, ветер... Со скоростью курьерского поезда он несет 2 тыс. куб. м снега (несколько железнодорожных составов) с каждого погонного метра горизонта. Именно тут, иа Крайнем Севере, родилась новая метеорологическая характеристика: жесткость погоды (температура плюс двойная скорость ветра). Она в 1,5 раза выше, чем в Красноярске, к в 2,5 раза — чем в Москве. Моро» плюс ветер, плюс полярная ночь, плюс недостаток кислорода, плюс... Отрицательные «плюсы»! Человек иь может работать в таких условиях. Да и машины не выдерживают: глохнут двигатели, солидол смерзается в дизелях, резина становится хрупкой, как стекло...

Тем поразительнее факт: среди бе

лой заснеженной пустыни, где не растет даже кустарник, где иа многие десятки километров не встретишь ни одного жнвого существа, — словом, за 69-й параллелью вдруг вырастает город. Нет, не поселкового типа, с бараками и палатками. А настоящий город, с многоэтажными домами, прямыми проспектами, широкими площадями. «Маленький Ленинград», — любовно называют его жители.

Трудно строился Норильск. Самым большим препятствием, пожалуй, была вечная мерзлота. С начала IV ледникового периода, более 12 тыс. лет, сковывает оиа землю, делая ее твердой и крепкой, как скала. Но стоило только вмешаться человеку, возвести дома, как сразу же нарушился температурный режим почвы, Вечная мерзлота мстила жестоко: талый грунт превращался в кисель, проваливались каменные фундаменты, раскалывались бетонные перекрытия, трескалксь .кирпичные стены.

Вот Ведь какой парадокс: без тепла в Заполярье невозможно жить, к в то же время тепло — наипервейший враг для жнлья. А в молодой республике ие хватало автомобилей, тракторов, подъемных кранов, стройматериалов, не было специалистов, В феврале 1932 года измученный неудачами начальник Норильской экспедиции шлет в Москву телеграмму: «Нет больше терпения. Все испробовали. «Цветметзолото» иашн настойчивые требования раввертьшать строительство не отвечает, бюрократически отводит вопрос. Прошу цК помощи. 3 а р е м б а».

В 1935 году Отто Юльевич Шмидт добивается решения вопроса о сооружении Норильского горно-металлургического комбината. Москва назначает руководителем стройки нз-

20



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?