Техника - молодёжи 1983-05, страница 10

Техника - молодёжи 1983-05, страница 10

ВОСПИТАННИКИ КОМСОМОЛА

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии М. Л. МИЛЬ в КБ. Решается очередная проблема.

Справедливости ради отметим, что «вертушка» летала великолепно. В отличие от самолета она подолгу висела в воздухе, вращалась на месте, передвигалась вбок, назад, легко выполняла вертикальный набор высоты и снижение. Наблюдавшие за полетами Байкалова чувствовали, что присутствуют при историческом событии. И не ошиблись.

Михаила Леонтьевича Миля считали сверхудачливым — как же иначе объяснить беспрецедентный в авиации факт: все вертолеты, созданные в его КБ, пошли в серию и летают до сих пор. Но те, кто работал с Милем, знают, каким многотрудным и подвижническим был его жизненный путь.

Будущий генеральный конструктор родился в Иркутске в 1909 году в семье железнодорожного служащего. Несмотря на трудное время, родители уделяли много внимания воспитанию детей: кроме занятий в школе, они учились рисовать, музицировать, овладевали иностранными языками.

Интерес к технике у Миля проявился очень рано. «Мое поколение страстно увлекалось авиацией, — вспоминал Михаил Леонтьевич. — Передний край науки всегда привлекателен. В школе я пропадал в авиамодельном кружке, в институте — в кружке планерном. На втором курсе один товарищ рассказал мне об автожирах. Летательный аппарат, у которого не может быть потери скорости, пленил меня раз и навсегда».

Успешно закончив в 1931 году авиационное отделение Новочеркасского института, Миль стал работать в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ). Ему поручили аэродинамические расчеты автожиров в недавно организованной секции особых конструкций.

С первых шагов научной деятельности Михаил Леонтьевич основные усилия прилагал к решению практических задач. Одна за другой появляются его работы — «О динамическом закручивании лопастей ротора автожира в полете», «Неуправ

ляемые развороты автожира при посадке и разбеге» и ряд других.

В 1939 году работы по автожирам перевели на специализированный завод, заместителем главного конструктора назначили Миля. Многие с удивлением наблюдали за деятельностью молодого универсала, способного решать труднейшие теоретические вопросы и руководить процессами конструирования и испытания новых машин.

Автожиры составили целую эпоху в истории авиации и передали очень много своим наследникам — вертолетам. Например, шарнирное крепление лопастей несущего винта к втулке.

Трудно переоценить значение исследований в этой области, выполненных в 30-е годы, — труды И. П. Братухина, Н. И. Камова, Б. Н. Юрьева, Н. К. Скржинского, А. М. Черемухина, А. М. Изаксона, рискованные полеты Б. А. Корзин-щикова, Д. А. Кощица и других.

...Грянула война, и Миль, отправившись в составе 1-й автожирной корректировочной эскадрильи на фронт, стал участником ожесточенных боев под Ельней. Даже в ту пору его не оставляет желание реализовать новые оригинальные идеи. Так, в 1942 году, уже вернувшись в Москву, он создал и испытал ружье, стреляющее реактивными снарядами, и лишь в силу не зависящих от него обстоятельств эта перспективная новинка не пошла в промышленное производство.

В тот период войны летный состав нередко жаловался на недостаточную устойчивость бомбардировщиков Ил-2 и Ил-4. Приехав на аэродром действующей армии с группой специалистов, Миль установил на рулях самолетов сконструированные им пружинные компенсаторы, которые положили конец неприятностям. Командование представило Миля к ордену Красной Звезды — пер-

Пассажирский вариант Ми-4 готовится взлететь с крыши почтамта у

Казанского вокзала в Москве.

Ми-10 переносит в тайгу жилье для геологоразведчиков.

Ми-4, выступающий в роли пожарного на тюменских нефтепромыслах.

ТВОРЕЦ МАШИН
СТА
ПРОФЕССИЙ

ЛЕВ МИХАЙЛОВ, военный летчик

Это было в октябре 1948 года. Как-то известный авиаконструктор А. Н. Туполев приехал на один из аэродромов, над которым летчик-испытатель М. К. Байкалов опробовал летательный аппарат, созданный 39-летним конструктором Михаилом Милем. В те времена эти машины официально назывались геликоптерами, а пилоты именовали их по-простому — «стрекозами» и даже «вертушками». Вдоволь насмотревшись на пируэты диковинной машины, Туполев вдруг рассмеялся и, не скрывая удивления, произнес: «Черт ее дери, а ведь летает!»

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?