Техника - молодёжи 1984-02, страница 24

Техника - молодёжи 1984-02, страница 24

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО

Мы попросили прокомментировать их О. К. Антонова.

— Есть места-символы, места-по-нятия, за которыми кроется делая эпоха. Такова в Крыму гора Клементьева, бывший Узун-Сырт, названная так в честь одного из погибших здесь планеристов. Трудно отыскать место более романтическое, с которым было бы связано столько славных страниц в истории авиации. Отсюда мы начинали свой путь в небо, многие из нас — и далее, в космос. Здесь ставили первые воздушные опыты такие известные конструкторы, как Александр Яковлев, Сергей Ильюшин, Сергей Королев и многие другие — всех не перечесть. До войны тут проходили слеты планеристов, работала Высшая планерная школа Осоавиахима. Это был центр массовой подготовки летчиков и инструкторов для летных школ и аэроклубов всей страны.

Теперь гора утратила свое былое значение всесоюзного аэроклуба — одна из важных традиций, о которых здесь говорилось, прервана. А жаль...

Гора Клементьева обладает уникальными свойствами для парящих полетов. Посмотрите: длинное, совершенно ровное плато приподнято на 200 метров над окружающей равниной; оно обрывается в сторону моря и в сторону полуострова почти отвесными, вы-полаживающимися к низу дугообразными стенами. Эти гигантские дуги — идеальные «сборники» восходящих (воздушных потоков.

Когда в 1922 году поэт Максимилиан Волошин показал прославленному русскому летчику Константину Арцеулову, прозванному «человеком-птицей», эти места, тот воскликнул: «Да здесь просто нельзя не летать!» В подтверждение правоты его слов Волошин подошел к обрыву и кинул туда свою шляпу: воздушные струи подхватили ее и вознесли над горой...

А спустя год отсюда вслед «за шляпой Волошина» стали взлетать планеры. По приглашению журнала «Самолет» летом 1923 года в Коктебеле собрались планеристы на свой первый слет. Тогда еще не было теории авиастроения, аппараты делали на глаз, из дерева и парусины. На первом слете было всего 10 аппаратов, и сделали они только 40 полетов, зато летчиком Юнгмейстером был установлен рекорд страны — он продержался в воздухе 1 час б минут. Сенсация!.. Среди конструкторов первых планеров были отмечены В. С. Пыш-нов, М. К. Тихонравов, С. В. Ильюшин. Замечательно то, что все они впоследствии очень много сделали

для нашей авиации и ракетной техники.

Первый слет на горе дал толчок всей стране: началось массовое увлечение планеризмом. На второй слет, в 1924 году, в котором принял участие и я на своем первом планере «Голубь» (из Саратова мы добирались до Коктебеля 13 дней!), прибыли уже 48 аппаратов и 200 участников. Тут собрался еще более грамотный народ. Было сделано почти 600 полетов! Помню, как мы рьяно учились друг у друга, делились идеями и чертежами, вместе отыскивали и устраняли слабые места.

Так от слета к слету росли массовость и мастерство. Скажу лишь, что к 1930 году, когда мы построили свой скоростной планер «Город Ленина», в стране было уже 60 планерных школ. К 1941 году нашей стране принадлежало 13 рекордов из 18, регистрируемых в ФАИ!

Еще характерные цифры: в 30-е годы в стране действовали 230 планерных станций, 250 аэроклубов, разрабатывались и строились 400 типов планеров и легких летательных аппаратов. Сколько же талантливых инженеров, авиаконструкторов и выдающихся летчиков породило это движение!

В 1929 году на горе я познакомился с молодым инженером Сергеем Королевым. Он привез ярко-красный аппарат «Коктебель», сконструированный им вместе с С. Н. Люшиным. «Коктебель» отлично летал с амортизатора (мне не раз приходилось держать его за хвост!). Всесоюзную известность получил и его рекордный планер «Красная звезда». По три с половиной часа парил Королев в воздухе! Думаю, не одна смелая мысль о покорении воздушных и космических пространств возникла у него в те часы парения над Узун-Сыртом. Ведь не случайно первым аппаратом Королева с ракетным двигателем стал ракетный планер. К IX Всесоюзному слету он построил тяжелый планер СК-9, ставший впоследствии летающей лабораторией — первым пилотируемым аппаратом, оснащенным ракетным двигателем.

Я невольно вспоминал об этих его полетах четверть века спустя, когда попал на завод Королева и впервые увидел космический корабль «Восток» : гигантская ракета стояла, наклонившись набок — она не могла уместиться под крышей многоэтажного цеха. И в кабинете Главного конструктора, словно третье полушарие уже освоенной Земли, висела подробная карта Луны...

Убежден: нам было бы намного сложнее решать наши авиационные и космические дела, если бы рань-

Мотор, соединенный с дельтавид-ным крылом, — это легкость, маневренность, надежность. Мотодельтапланы, созданные в КБ генерального конструктора О. К. Антонова, вызывали неизменное восхищение зрителей.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?