Техника - молодёжи 1991-06, страница 42

Техника - молодёжи 1991-06, страница 42

музеи

Сергей ПЛОТНИКОВ

«Я тоже видел такой автомат в апреле 1945 года. В боях за Кенигсберг с ним воевал комсорг нашего батальона, — пишет ветеран войны Евдокимов из города Янгиюль Ташкентской области. — Патронов к нему попадалось много, но ни к какому другому оружию они не подходили. Он походил на автомат Калашникова как две капли воды».

«Подлинное его имя «Шмайссер» ПМ-45. Он был разработан в апреле 1945 года немецким конструктором и в том же месяце поступил на вооружение вермахта, но небольшой партией—около 300 штук,— разъясняет киевлянин Е.Севостьянов. — Калашников просто доработал этот «Шмайссер» и назвал его АК».

«Возможно даже, что Калашников, работая над своим автоматом, видел МП-43 и что-то позаимствовал»,— считает К.Кондратюк из Киева.

Иного мнения придерживается М.Прокопьев из Душанбе: «С автоматом Калашникова он не имеет ничего общего по конструкции, могут быть сходны ударно-спусковые механизмы, а МП-43 практически полностью заимствован с довоенной чехословацкой винтовки «Збройов-ка-Брно».

«Утверждать, что автомат Калашникова является копией немецкого штурмового оружия СтГ-44 (ШГ-44), может только человек, совсем не разбирающийся в оружии», — заявляет А.Александров из Норильска.

Что же, постараемся внести ясность в этот вопрос и расставить точки над «и». Действительно, в августе 1944 года на вооружение вермахта был принят необычный образец автоматического стрелкового оружия «Штурмгевер-44», об истории которого рассказано в последнем выпуске «Оружейного музея». Однако выпустить успели лишь 445 тыс. таких штурмовых винтовок

Что же касается сходства с ним ав

40

«Постараемся внести ясность...»

Письмо офицера в отставке А.Настасюка, опубликованное в № 9 за 1989 год, вызвало, признаемся, неожиданно обширную читательскую почту. Одни сообщали интересные сведения о вооружении и снаряжении, упомянутом Настасюком, другие просили уточнить некоторые детали, третьи задавали новые вопросы.

Ответить на них мы попросили одного из авторов нашего «Оружейного музея» — Сергея Плотникова, а перед тем, как предоставить ему слово, напомним вкратце, о чем шла речь в письме Иастасюка.

Оказывается, весной 1945 года он видел немецкий автомат, который был длиннее состоявшего на вооружении в вермахте, имел укороченный патрон и деревянный приклад. Спустя семь лет, когда в часть, в которой служил Настасюк, поступили первые автоматы Калашникова, он был поражен их сходством с немецким.

А в 1944 году автор нашел близ Бородина прообраз современного бронежилета, стальную кирасу, на внутренней стороне которой ясно виднелись чернильные печати советского ОТК. «Хотелось бы узнать об этом виде индивидуальной защиты солдата», — обратился со страниц журнала Настасюк, и его просьбу поддержали многие читатели.

м,

томата системы Калашникова, то оно только внешнее. На АК-47 и последующих моделях совершенно иначе, не перекосом, а поворотом затвора, осуществляется запирание ствола. С точки зрения надежности и прочности такая конструкция предпочтительнее. Ствольная коробка в АК монолитно связана с прикладом, чего не скажешь о «штурмгевере», где для этого используются шпильки, не обладающие должным запасом прочности. Отсутствие штыка делает немецкий автомат непригодным для рукопашной схватки, а АК начисто лишен этих недостатков, к тому же он значительно легче. Таким образом, единственными сходными чертами этих образцов можно считать принцип действия автоматики и оформление некоторых узлов.

«Мой отец до 1944 года воевал в составе 36-й отдельной курсантской стрелковой бригады, которую попросту называли панцирной, так как у красноармейцев было такое снаряжение, — сообщает Н.Хрущев из села Краснознаменное Северо-Казахстан-ской области. — Отец подчеркивал, что панцири считались секретными».

«Найденная в 1944 году «кираса» действительно прототип бронежилета, — пишет В.Морозов из Уфы. — Подобные средства защиты применялись у нас в ограниченном количестве на завершающем этапе войны, но никаких документальных сведений о них не сохранилось».

Могу уточнить, такое защитное снаряжение было в Красной Армии, его образцы есть и в нашем музее. Оно состояло из нагрудника, изготовленного из прочного стального листа, к которому ремешками снизу крепилась деталь овальной формы, прикрывавшая живот бойца. Прочность панциря была высокой, он достаточно надежно защищал солдата от пуль из пистолета-пулемета и не

больших осколков. Не в конце войны, а с 1942 года такими кирасами экипировали красноармейцев, служивших в штурмовых инженерно-саперных бригадах, которых поэтому прозвали «панцирной пехотой».

«...Много слышал о ружьях и пистолетах, предназначенных для стрельбы из-за глухой стены, но видел только в... мультфильмах. Не оттуда ли пошли слухи об этом супероружии?» — иронизирует москвич В.Литвинов.

Однако В.Сенов из Чимкента уточняет, что «в 1944 году в Германии было изготовлено 10 тыс. СтГ-44 с изогнутым стволом для уличных боев».

Немало подобных вопросов, касающихся винтовок с «кривыми» стволами для стрельбы из-за угла, поступило в редакцию. Сразу же предупредим: оно существовало не только в Германии. Например, им оснащали американских танкистов, а после Великой Отечественной войны его успешно разрабатывали советские оружейники, в том числе М.Калашников.

Своим появлением на сГвет оно обязано идее поражения противника в «мертвых зонах», не простреливаемых из основного вооружения танков и бронемашин. Строго секретный патент на его изобретение выдали специалистам немецкого концерна «Рейнметалл» еще перед второй мировой войной. Однако то были вовсе не винтовки и автоматы с искривленными стволами, а изогнутые под углом 32 градуса насадки, надевавшиеся на дульную часть карабинов «Маузер» 98-К, пистоле-тов-пулеметов МП-38 и МП-40, а также на «штурмгеверы». Применялись они в конце войны, чаще всего в боях за населенные пункты. С августа 1944 года было изготовлено около 10 тыс насадок для автоматов «Штурмгевер-44». Вот так-то было на самом деле...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?