Техника - молодёжи 1993-05, страница 31




Техника - молодёжи 1993-05, страница 31

Сил выглядело внушительно лишь в относительных показателях и без учета качества. Но из этого не следует делать поспешного вывода, будто руководители государства и военачальники были некомпетентны и самоуверенны. Дело в том, что для массового производства боевой техники требуется мощная индустриальная и сырьевая 6aia, развитые технологии, квалифицированные кадры, надежное энергетическое обеспечение. За несколько лет этого достичь невозможно, даже имея неплохие разработки опытных образцов.

Правда, потенциальный противник — фашистская Германия — по международным соглашениям не имел права на активное вооружение. Однако «ТМ» рассказывала, какими путями немцы обходят их, в частности, перенося свои авиационные заводы в другие государства, а опытных военных летчиков (в их числе был и Геринг) направляя в качестве пилотов-испытателей в крупнейшие иностранные фирмы. Кстати, в журнале была опубликована карта германских аэродромов. Судя по всему, советские специалисты пристально следили за милитаризацией фашистов.

А как же другие европейские страны и США? Неужели они не замечали грозящей опасности? Конечно же, замечали. Но побаивались они не только гитлеровской Германии, но и сталинского СССР. По давней традиции немецкий милитаризм представлялся Западной Европе «родным», а российский — азиатским, варварским, да еще теперь и «пролетарским», грозящим капиталистическому миру новыми социальными потрясениями. Фюрер, как следует из приведенной выше цитаты, был неплохим дипломатом, давая ясно понять своим западным соседям, что готов сотрудничать с ними против общего восточного врага — России. Перед Англией, Францией, США вставала заманчивая возможность стравить в смертельной схватке двух гигантов.

О том, кто считался у нас потенциальным противником, прозрачно намекала поистине пророческая публикация в майском (!) номере за 1935 т., вставленная в траурную рамку и озаглавленная «Берлин в огне. Взрывом разрушены кварталы города». Правда, она имеет непосредственное отношение к фантастическому рассказу А. Павлова «Космический рейс». Однако учтем, что перед ним стояла статья С. Королева и Е. Бурче «Ракета на войне».

Казалось бы, в «ТМ» и впредь должны были регулярно появляться материалы, предупреждающие об опасности, исходящей от фашистов. В действительности же именно об этом-то и перестали писать! Правда, военная тема оставалась среди приоритетных — но уже без указания конкретных врагов. По-видимому, советское правительство еще задолго до заключения пакта о ненапа 1ении с Германией взяло курс на сглаживание противоре

чий с ней. Подобная политика принесла свои плоды в 1939 году, когда Германия развязала мировую войну, напав все-таки на капиталистических соседей и заключив мирный договор с СССР

Милитаризация СССР шла ударными темпами. Однако в «ТМ» это обстоятельство практически не отражалось. Развертывались публикации, посвященные циклопическому проекту Дворца Советов (и строительство его уже началось, будто не было у государства более серьезных и актуальных забот!). Появились статьи, клеймящие «белополяков» и «белофиннов». Понятно: так оправдывали «освобождение» западных территорий бывшей Российской империи от эксплуататоров. Возможно, Сталин и его окружение уверовали в победоносность своей внешней политики. Об этом, в частности, свидетельствовали оптимистические высказывания: «Масштабы новой империалистической войны оказались ограниченными», «Мы живем в чудесную сталинскую эпоху» (No 10- 11 за 1939 г.).

Первые пять номеров 1941 г. ничем не предвосхищали грядущую катастрофу. И вдруг — с трехмесячным опозданием, в коричневато-серой обложке сдвоенный № 7 — 8. Война!

С этого момента журнал — как вся страна — резко изменился по облику и по сути. Постоянный мотив — «Все для фронта, все для победы!». Появилось много публикаций из истории военной техники и сражений, а главное — о победоносных баталиях российской армии. Очень интересную статью представил лауреат Сталинской премии, академик П. Капица: «Наука и война» (No 7 за 1942 г.). По его словам, в боевых операциях нашли применение даже специалисты по расшифровке древнейших письмен: они разгадывают неприятельские шифры. Возникла в журнале новая актуальная рубрика «Сделай сам» (среди прочего: как построить землянку). Постоянный раздел: об экономии времени, материалов, энергии.

Короткая заметка (№ 1 за 1943 г.): двигатели работают на водороде. Оказывается, в осажденном Ленинграде из-за нехватки горючего перешли на идеальное — по экологическим параметрам — топливо, которое брали из газгольдеров. (К сожалению, после войны о подобных достижениях надолго забыли.) А через один номер более злободневная статья: «Автомобиль работает на дровах». Голь на выдумки хитра!

С середины 1943-го, «переломного», года в журнале как-то исподволь, поначалу малозаметно, стали возрождаться довоенные темы: о новом Москворецком радиусе метро, «Календарь науки и техники», портреты ученых и даже — «Окно в будущее». Последнее звучит символично. Ведь речь шла о фантастических технических проектах, рассчитанных на дальнюю перспективу.

Учтем: еще продолжалась чудовищная мясорубка Сталинградской битвы, еще нельзя было точно предугадать, когда и как закончится война, а «ГМ» предлагала читателям подумать о мирном и счастливом будущем, когда техника будет служить делу жизни, а не смерти.

Можно сказать, журнал стал подготавливать конверсию военной про мышленности СССР. Вряд ли дела лось это по «указке свыше» и тем более неискренне. Но и с пропагандистских позиций ход был верный. У людей пробуждалась или укреплялась уверенность в победе. Между прочим, мало кто тогда слыхивал о слове «конверсия», не проводилось громко-торжественных кампаний по переводу промышленности на мирную продукцию. Зато были понимание необходи мости этого процесса в ближайшие годы и сильная власть, способная выполнить такую задачу быстро и деловито. Наконец, был народ, любящий свою Родину и объединенный желанием отстоять ее. И это не пустые слова, которые опостылели в последнее время. Миллионы людей шли на смерть, переносили неимоверные тяготы и лишения. Моральный дух народа не был сломлен, несмотря на страшные поражения первых месяцев войны, потери обширных и богатых территорий.

В 1944 году обложка «ТМ» вновь стала красочной, а тематика рисунков преимущественно не была связана с войной. Да и содержание журнала как бы предваряло наступление мирного времени. Рассказывалось о лампах дневного света, геликоптерах (причем именно о мирных профессиях вертолетов), стереокино, высокочастотном транспорте, стробоскопах, позволяющих фотографировать стремительно движущиеся объекты (на снимке: момент попадания пули в электролампу), космических лучах, телемеханике... Странным образом «ТМ» уже тогда, в разгар сражений, выглядит ме нее милитаризованной, чем в довоенное время. Появились даже фантастические рассказы зарубежных авторов Р. Хайнлайна, А Каммера (№ 2 — 3, 4), а также «Тайна горног о озера» И. Ефремова, будущего классика советской научной фантастики. Традиционное «Окно в будущее», можно сказать, распахнулось настежь и надолго. Более того, впервые сообщалось о необычном методе поисков лозоходцами или, как теперь говорят, биолокаторами (В. Линецкий, кандидат технических наук, «Волшебная лоза», № 9 за 1944 г.).

Победный 1945-й «ТМ» встретила в «штатском». Конверсия для журнала к тому времени уже завершилась. Читателю предлагалось осваивать новые рубежи научно-технического прогресса. Советский народ уверенно смо трел в грядущее.

Корней АРСЕНЬЕВ,

инженер

29



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?