Техника - молодёжи 1993-10, страница 57

Техника - молодёжи 1993-10, страница 57

мрачным, как в том, чужом, мире. Виден был и далекий лес на северном берегу, и белый замок с четырьмя башнями, казалось, едва умещавшийся на черных скалах. Вокруг бушевали волны, и сверху замок выглядел как игрушечный.

— Полетим в пещеру,— сказал Летун.— Быть может, отыщем там саму Кикимору...

— Дым! Дым! — перебил Летуна Морозилка — Дым над северной башней.

Едва заметная белая струйка дыма стелилась над самой крышей.

— Это же в нашей комнате! Наш камин! — кричал обрадованный Морозилка.

— Может быть, там хозяин греется у огня,— задумчиво прогудел Прозрачник.

— И он один...— добавила Подгеранник.— Ведь Кикимора не переносит огня. Даже в пещере она жгла свои травы в холодном голубом пламени.

Летун ловко посадил самолет на самом краешке печной трубы. Все выскочили из кабины и склонились над дымоходом, чихая и то и дело сморкаясь от едкого печного дыма

— Что же делать? —не выдержал Морозилка. Как и все остальные, он ломал голову над одной задачей: как попасть в каминную комнату, где, возможно, сидел сейчас их хозяин и грел у огня свои больные ноги, думая о своих сбежавших питомцах.

— Попробуем проникнуть через дымоход,— сказал Летун — Придется рискнуть.

— Но мы сгорим! — завопил Шкафовник — Это безумие! Неслыханное безумие!

— Это так опасно! — простонал Прозрачник.— И я не представляю, как мы собираемся это сделать...

— А это уж моя забота! — ответил им всем Летун — Желающие могут остаться на крыше.

— Да-да! — тотчас же подхватил Шкафовник — Боюсь, мое сердце не выдержит и разорвется... Мой шкафовный долг... не позволяет мне лететь с вами. Я остаюсь наблюдать... Я сохраню для истории ваш героический подвиг...

— Что он мелет? — шепотом спросил Морозилка, покрутив указательным пальцем у виска.

— Телевизора насмотрелся! — вздохнул Прозрачник.— Дни напролет смотрел, пока мы спали. Вот и набрался глупостей в тамошних тартарарах...

Все, кроме растерявшегося от страха Шкафовника, заняли места в самолете. Не теряя времени, самолет взлетел, покружил над трубой и камнем упал прямо в жерло каминного дымохода.

Глава 12. В ЗАМКЕ

Все случилось в мгновение ока. Самолет пикирующей стрелой пронзил башню замка. В иллюминаторах промелькнули пугающая чернота прокопченного дымохода и яркое оранжевое пламя. А потом все почувствовали под ногами твердую землю, и Летун пригласил выйти из самолета.

Они очутились на зеленом ковре каминной комнаты, но, увы, не увидели своего хозяина.

У камина сидел старый сгорбленный домовой и подкидывал в огонь березовые поленья. Он молча смерил прилетевших строгим взглядом и как ни в чем не бывало продолжал заниматься своим делом.

Все домовые в замке были на одно лйцо. Ростом они были чуть повыше Шкафовника, у них были сйльные большие руки и крепкие ноги, чтобы выполнять тяжелую физическую работу и не уставать в бессонные ночи, когда после зимней бури приходилось расчищать от снега дороги и внутренний дворик замка; и когда приходилось бороться с лесными пожарами в летнюю засуху, приходя на помощь лешим и лесовикам.

Все домовые имели суровый нрав, но очень любили волшебника и поэтому ревниво относились к маленьким привидениям, которые были главными любимцами хозяина замка.

— Добрый вечера — приветствовал домового Летун — Как вы тут поживали без нас?

— Явились —не запылились! — хмуро проворчал тот в ответ

Летун с Морозилкой молча подошли к камину, предчувствуя плохие известия. Они ждали объяснений от домового, не решаясь спросить, где хозяин. А злобный карлик и вовсе

повернулся спиной, продолжая бросать в огонь сухие поленья.

— Бессовестные гуляки! Идолы бессердечные!..— продолжал он ворчать себе под нос.— Им бы только бродяжничать невесть где и плевать, что хозяин душой извелся...

— Хозяин! — подпрыгнул от радости Морозилка — Он здесь! Здесь?

— А где ж ему быть-то? — сменил гнев на милость смягчившийся домовой — Вас ждет не дождется, а самому давно в дорогу пора. Лечиться надо — совсем ослаб, да все надеется, что любимчики его сбежавшие назад вернутся...

— Мы не сбежавшие! — закричал Прозрачник — Никакие мы не бродяги и не гуляки!

Летун с Морозилкой бросились на шею старому гному, который никак не мог понять, в чем дело, и начали наперебой объяснять, что никакие они не гуляки и не бродяги, а оказались неведомо где по вине Кикиморы.

— Эге...— смекнул домовой, узнав про ее проделки — Давно пора проучить... да некому! — и вдруг прослезился, вытирая кулаком глаза — Простите меня, старого дурака! Я ведь про вас всякое говорил... Да он все равно не верит...

— Волшебник? — воскликнули все в один голос.—Он здесь?

— Тише...—прислушался домовой —Кажется, его шаги. Ночью он всегда греется у камина...

Дверь скрипнула, и вошел волшебник. Он похудел, выглядел очень больным и старым, но стоило увидеть долгожданных гостей, как сразу порозовело лицо и в глазах загорелся прежний живой огонь.

— Я рад, что вы вернулись домой... Я так рад, что вы вспомнили про меня...

И каждому захотелось сказать, что никто из них не забывал волшебника и не думал убегать из дома... Все наперебой готовы были рассказать про коварство Кикиморы, но все молчали— ведь было и радостно, и горько, и совестно одновременно...

Но тут вдруг звякнули над головой подвески хрустальной люстры, и вся она закачалась из стороны в сторону... Вздрогнули вазы, стоявшие на камине, а крайняя, подскочив, упала и покатилась по полу.

— Так, может, и здесь в наше отсутствие поселились привидения? — предположил Летун.

— Из того мира? — спросил Прозрачник, но тут так ухнуло под землей и где-то там, в глубине, раздался такой утробный гул, что все содрогнулось — пол, стены замка и стол с креслами у окна. Картины со стен попадали на пол. Рассыпалась горка дров у камина — раскатившиеся поленья валялись во всех углах.

— Что это? — удивился Летун, оказавшийся почему-то на плече волшебника.

— Землетрясение? — спросил Морозилка, отпуская его руку, но все еще дрожа от страха.

Прозрачник и Подгеранник спрыгнули с подоконника и разочарованно сообщили, что за окном ничего особенного не замечено.

И тут всех просто-напросто свалил с ног второй подземный толчок. Что-то там, в глубине земли, снова ухнуло, как далекий гром. На стене у самого окна появилась трещина.

— Что же это такое? — пуще прежнего удивился Летун.— Значит, во время нашего отсутствия на остров обрушились стихийные бедствия?

— Увы... это не стихийные бедствия,— сказал волшебник.

— По всем признакам, это очень напоминает землетрясение.

— Увы,— повторил волшебник,— совсем неплохо, если бьг это было просто землетрясение.

— Так что же это все-таки за толчки? — продребезжал Прозрачник, который все еще по инерции подпрыгивал, словно мяч.

Волшебник только грустно молчал, точно ему было тяжело произнести ответ.

Тогда старый домовой, собиравший в кучу рассыпавшиеся поленья, сердито посмотрел на волшебника и, погрозив пальцем, показал за окно:

— Она все! Ее проделки! Так и замок весь скоро рухнет, если волю-то ей давать... Вот пойти всем и отобрать книгу, что же здесь, спрашивается, сомневаться?

54

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?