Техника - молодёжи 1993-10, страница 60

Техника - молодёжи 1993-10, страница 60

Не успели все рассмотреть, как угли вспыхнули, отвратительно запахло паленым, и черной струйкой, похожей на гибкое тело змеи, что-то живое и омерзительное заструилось на ковер из камина.

— Э-э-э... э-эй! — гулко ухнуло из трубы.

Все замерли, совершенно растерявшись от страха. Один Летун мигом сжался в комок и взлетел на люстру.

— А что... это ваше чудовище и разговаривает? — спросил он оттуда, и только леший собрался ответить, как в камин опять что-то упало.

На этот раз черный предмет упруго подскочил на углях, точно мячик, и шлепнулся на ковер

— Э-э-э-э-эй! Вы там живы? — донесся из каминного хода далекий и глухой крик.

— Да это же наш Шкафовник! — заорал Морозилка, поднимая с ковра черный резиновый сапог хитрого гнома — Ведь он же сидит на крыше и швыряет сейчас оттуда свои рыбацкие сапоги, давая о себе знать.

— Мы живы! Живы! Мы сейчас за тобой летим! — закричал Летун, оказавшись вмиг у камина и пытаясь засунуть голову в темную нишу — Уф-ф, как жарко! Один сапог твой совсем сгорел!.. Слышишь?

— Слышу! — донеслось сверху из дымохода.— Я тут продрог...

Все облегченно вздохнули и сразу заулыбались.

— И как мы о нем забыли? — вздохнул Прозрачник — Очень, очень нехорошо...

— Забудешь тут,— сказал Морозилка — Все на свете забудешь от страха. А если бы и в самом деле это чудовище засунуло в дымоход свое щупальце? Что тогда?

Наверно, каждый представил, что бы могло случиться, потому что вдруг стало тихо и все перестали улыбаться.

— Пора,— сказал домовой — Пора в дорогу.

Глава 12. ЗАКОЛДОВАННАЯ ПЕЩЕРА

В самолет сели все. Даже лешему предложили дотронуться до игрушечного самолетика, и старик, в полном недоумении озираясь по сторонам и заглядывая в иллюминаторы, благополучно перенес полет.

Только Шкафовник, узнав о готовящейся операции, предпочел еще немножечко погулять по крыше на свежем воздухе, укрепляя больное сердце.

— Мой внутренний голос мне говорит, что вам еще пригодится мое мудрое руководство,— сказал он теплым отеческим тоном и помахал всем своей пухленькой ручкой.

Летун посадил самолет на лесной поляне, но, увидев утреннее зарево, все снова заняли свои места и на сей раз высадились в самом центре выжженного плато неподалеку от входа в пещеру.

Летуна оставили в самолете на случай, если понадобится срочно взлететь.

— Я пойду первым,— сказал Прозрачник у входа в пещеру — Ведь я невидимый, и пусть попробует кто-нибудь меня съесть.

Все согласились отправить его в разведку. Но только он вкатился в пещеру и исчез в ее темном туннеле, как тотчас раздался испуганный удивленный крик:

— Сюда! Сюда! Скорее на помощь...

Забыв о предосторожности, леший и Морозилка бросились прямиком в пещеру. Девочка едва поспевала за ними, на ходу окликая Прозрачника. Но помощь требовалась не ему. В углу неглубокой ниши, прижатый чем-то к самым камням, сидел и плакал маленький леший.

Когда глаза начали привыкать к полумраку, все поняли, что малыш не завален камнями, как показалось сперва, а зажат, точно в тисках, щупальцами черного кактуса. Казалось, тело маленького существа оплела очень толстая лиана, вместо листьев на ней росли колючки размером с большую штопальную иглу.

Вся стена в этом месте пещеры была покрыта переплетением колючих отростков — то ли это были одеревеневшие стебли, то ли толстенные корневища. На ощупь они были влажными и холодными, но прочными, как железо.

— Как это тебя угораздило туда забраться? — спросил Морозилка, взяв за руку плачущего малыша.

— Не трать зря времени на вопросы! — услышали все голо

сок их отважной подружки.— Разве ты не понял, что кактус схватил его своими щупальцами, когда ночью был хищным чудовищем. А теперь он спит... Тут понадобится пила,— добавила Подгеранник.— А для этого... срочно нужна книга Тир...

— Мы нарисуем пилу и освободим бедняжку...— подхватил Морозилка.

— За книгой отправлюсь я,— заявил Прозрачник — А вы не вздумайте оставлять ребенка...

Прозрачник тотчас же покатился вглубь по гладкому пол) пещеры. Остальные ждали, с опаской посматривая по сторонам, и всячески подбадривали маленького пленника.

— Интересно, что бы это могло быть? — спросила девочка, заметив на одном из стеблей какое-то светлое утолщение, похожее на бочонок.

К всеобщему удивлению, бочонок медленно надувался, становясь похожим на огромный наливающийся бутон.

— Он съест меня! Он растет на глазах! — испуганно закричал леший.— Вытащите меня отсюда.

Беднягу успокоили, как могли, а Морозилка сказал*

— Наверно, это тот самый цветок, который распускается по ночам!

— Но этот распускается днем! — заметила Подгеранник.— Бутон вот-вот лопнет...

И в самом деле, цветок начинал оттопыривать чуть наметившиеся лепестки.

— Раньше не было белых цветов,— сказал старый леший.— Ночные всегда ярко-красного цвета... Возможно, теперь появились хищные дневные цвета...

— Он проглотит меня! — заревел малыш.

— Сейчас у нас будет книга,—успокоила Подгеранник — Пилой мы распилим твои оковы и уйдем отсюда...

— Но как же Прозрачник принесет книгу? — спохватился вдруг старый леший — Я отправлюсь ему на помощь.

— У него хватит силы,— заверила Подгеранник — Он может вырастить себе щупальце и обнять книгу, а если надо, обтечь ее и покатиться, как колобок, заключив ее внутри себя...

— Ну уж нет...— покачал головой старик.— Это большая тяжесть... Мне следовало пойти сразу.

Когда очень скоро он воротился, держа в одной руке книгу Тир, а в другой — самого Прозрачника, цветок уже распустился, в центре белоснежной чашечки блестела капля розоватого сока, а красный пестик медленно шевелился, как хишное обнаженное жало змеи.

Морозилка тотчас же раскрыл книгу. Чуть-чуть подумав, Подгеранник взяла в руку карандаш и написала на чистой странице: «Автоматическая пила, которой домовые пилят дрова».

Сам собой появился рисунок именно той пилы, которая и нужна была сейчас, она обходилась без электричества, но рас- ^ пиливала сама такие толстые поленья, по сравнению с кото- * рыми корни кактуса, опутавшие малыша, казались тонкими стебельками.

Но едва леший приблизил пилу к черной поверхности кактуса и острые зубья вонзились в прочную, как железо, древесину, из маленького надреза брызнул кровавый сок.

Сок вспенился, и там, где он попал на пилу, сталь покоробилась и, расплавившись на глазах, упала на пол пещеры мгновенно застывшей каплей. Надрез затянулся, точно рана, зажившая по волшебству.

— Что же делать? — растерялся Прозрачник.

— Плохи дела...— пробормотал леший.

Морозилка почесал в затылке и мрачно сказал:

— Вот бы нам сюда огнемет, как в том фильме, который мы видели по телевизору. Может быть, наш Летун сумеет нарисовать?

Он бросился к выходу, но тотчас же отчаянно закричал:

— Сюда! Скорее...

Выхода из пещеры больше не существовало — его закрывали стебли и стволы кактуса... Они сплетались и продолжали расти — на глазах появлялись зеленые молодые отростки, которые чернели и утолщались, покрываясь шипами. Лишь в верхнем правом углу оставалось незатянутое отверстие, куда еще можно было протиснуться по одному, но пришлось бы взбираться вверх по живым шевелящимся стеблям, покрытым угрожающими колючками.

— Беда! — испугался леший — Что же теперь делать?

— Эх! Нам бы все-таки огнемет...— не мог успокоиться Мо

57

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?