Техника - молодёжи 1997-02, страница 28

Техника - молодёжи 1997-02, страница 28

по пятый класс, потому что шестые начинались только в интернате. А в интернате дети живут без родителей, и оттого все мальчики курят (а то и что-нибуйь похуже). От этих разговоров наши матери расстраивались еще сильнее, чем от войны. И без конца уговаривали отцов искать себе замену и уезжать на материк, потому что мы с Васькой Егошиным и Славкой Типикиным как раз доучивались в пятом классе. Мы бы, конечно, могли еще годик там поучиться, но было стыдно, потому что нас стали бы дразнить второгодниками, а те пацаны, у кого отцы военные, не должны быть второгодниками, а должны быть наоборот — отличниками или хорошистами и обязательно ЮДП. ЮДП - это значит юный друг пограничника. Он не может быть второгодником, потому что это на пользу шпионам.

И, конечно, моему отцу пришлось срочно искать себе замену. Но замена все не находилась. Тогда мой отец демобилизовался — стал как бы военным, но в запасе.

И мы сразу собрали все свои вещи, сложили их в большой ящик, который называют контейнером. А я даже умудрился засунуть туда десятка два всяких гильз, японских пуговиц и несколько монеток. Только танк погрузить не удалось, очень уж он был большой — потому что настоящий. Так и остался он стоять детской игрушкой на далеком острове Шумшу, на севере Курильской гряды. Потом на большом корабле под смешным названием «Гоголь» (в пятом классе я знал только гоголь-моголь) мы уплыли на Камчатку, а оттуда на самолете ТУ полетели прямо в Москву, где жили большие начальники, которые разрешили папе демобилизоваться.

...Шум большого города оглушил сильнее, чем грохот океана. Я был как выброшенная на берег камбала с выпученными глазами. Мне казалось, что эти громадные дома вот-вот рухнут при первом же толчке землетрясения или от порыва штормовой.

А метро оказалось еще страшнее японских ходов. Я бродил по городу, здоровался со всеми, кто попадался навстречу, и не мог понять, откуда берется столько машин и как они так быстро ездят в разные стороны

Человек быстро ко всему привыкает, особенно молодой. Появились новые друзья, увлечения. Все реже вспоминались курильские игрушки... А тут, кстати, и детство кончилось.

И вот однажды (у меня к тому времени уже был за плечами институт, появилась семья, незаметно подрос сын...), получив очередной номер «Техники — молодежи», на одной из страниц увидел... свой японский танк! Я сразу узнал его — да он и не изменился. Вон и люк в том же положении, как мы оставили его, вылезая со Славкой Типикиным после сильной контузии. А Ваську Егошина в тот день немцы взяли в плен и страшно пытали, но он так ничего им и не сказал. Не зря говорила ему наша «немка», Таисия Ивановна: «Учи, Вася, немецкий, пригодится в жизни»... Но ничего не сказал им по-немецки Васька. Не мог. Так и запы-тали его до смерти...

Статья в «ТМ» называлась «Курильский десант» (№ 9 за 1991 г.). Ох, как мне сразу захотелось в родные места! И сыну, наверно, интересно будет поиграть моими игрушками — ему ведь теперь столько же, сколько мне было тогда...

И действительно собрались да полетели. До Петропавловска-Камчатского 8 часов на авиалайнере, а оттуда на вертолете МИ-6, следовавшем, правда, не на Шумшу, а на соседний Парамушир. Неделю добирались — все складывалось как в анекдоте про три фактора авиации: самолет, пилот, погода.

...В иллюминаторах — красота, какой ни в одном фильме про альпинистов не увидишь. Плывут ослепительно белые вершины вулканов, солнечными зайчиками поблескивают бесчисленные озерца и извилистые речушки. Показалась оконечность Камчатки с милым названием «мыс Лопатка» — еще несколько километров, и я увижу остров своего детства. Наконец появил

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?