Техника - молодёжи 1997-03, страница 36

Техника - молодёжи 1997-03, страница 36

видел рекламу бытовых очистных фильтров — там так охаяли нашу воду, описать невозможно! Причем, заметьте, восхвалять себя путем уничижения другого — запрещенный прием!.. Но, раз зашла речь о претензиях к нашей работе, упомяну действительно серьезную: почему при кипячении водопроводной воды в чайниках образуется накипь? Причина такова. В прошлом веке трубопроводы прокладывали из деревянных труб, затем, вплоть до 1960-х гг., из чугунных, иногда керамических или цементных, а с наступлением развитого социализма мы занялись профанацией — перешли на стальные, которые быстро ржавеют и служат максимум лет 15. Этим мы, конечно, заметно упростили и ускорили процедуру укладки, но и нанесли серьезнейший урон городскому хозяйству. Отсюда — отложения железа в воде.

— Но ведь на вашем предприятии разработали оригинальную технологию продления срока эксплуатации стальных труб — наш журнал писал о ней в № 1 за этот год...

— Да, мы ее запатентовали в России, Германии, Франции, Англии, подали на соискание Госпремии РФ. Кроме того, облицовываем внутренние поверхности стальных труб цементно-песчаным составом — по технологии и на оборудовании немецкой фирмы «Нидунг«. Так что в какой-то степени мы вернулись к старым временам, когда трубы делали из цемента.

— Станислав Владимирович, напоследок еще о качестве московской воды: народ жалуется, что она иногда попахивает чем-то, скажем так, органическим...

— Понимаю, о чем вы. Благодаря пресловутому антропогенному фактору, в поверхностных водах очень возросло содержание биогенных элементов — азота и фосфора. От них труднее всего избавиться. Они активно присоединяют растворенный в воде кислород, уменьшая таким образом его содержание, и вообще крайне отрицательно влияют на ее качество. Надо срочно реконструировать все очистные сооружения, переориентировав их в первую очередь на удаление азота и фосфора. Их концентрация - единственный показатель, по которому московская вода хуже европейской.

...Да, единственный. Он же самый главный. «А в остальном, прекрасная маркиза...» Хотя, безусловно, радует недавнее решение мэрии, принятое по инициативе Ю.М.Лужкова: запретить дачное и сельскохозяйственное строительство в водоохранных зонах (мэр даже публично пригрозил особо непослушным снести их «архи ек-турные сооружения» бульдозерами...). И насчет подземных вод непонятно: тридцать лет назад власти специально приняли меры, дабы их не истощать и вдруг...

Общий же вывод из беседы с руководителем «Мосводоканала» очевиден: циркуляция воды в столице должна стать в буквальном смысле КРУГОВОРОТОМ. Иными словами, организацию водопользования необходимо максимально приблизить к замкнутому циклу, иначе Москве и москвичам не позавидуешь. Посему бодро закончим тем, с чего начали, — лозунгом застойной эпохи: БЕРЕГИТЕ ВОДУ! ■

Фото Владимира ЕГОРОВА

Использованы материала книги «Водоснабжение Москвы» под общей редакцией А.С.Матросова М., Московский рабочий, 1983. Благодарим сотрудников «Мосводоканала» Г.К.Алексееву, Е.А.Богомолову и И.А.Никитину, директора московского Музея воды Л. Е. Вандерпохт за помощ ь в подготовке статьи.

пока вообще за пределами наших понятий.

И вот результат: одна московская квартира за сутки расходует в среднем 300 — 400 л, хотя, повторяю, хватило бы 160. Еще бы — мы же все привыкли, чтоб вода текла щедрой струей, с хорошим напором, нас не заставишь заткнуть пробочкой раковину — это, знаете, если только детей приучать с пеленок, то толк будет...

— Да ведь и отечественная промышленность не укомплектовывает раковины про-бочками, — робко замечаем мы.

ное и Южное. Их разработка обойдется в десятки триллионов рублей и продлится около 10 лет при бесперебойном финансировании — значит, фактически может растянуться лет на 15 и даже на 20. Между прочим, использование подземной воды имеет смысл лишь при строгих нормах ее потребления: она очень хорошая и соответственно очень дорогая.

— А поверхностные воды?

— Будем улучшать их качество. Ради этого в 1995 г. приступили к строительству но-

Листвянская ГЭС на подводящем канале Восточной станции.

Современный интерьер Рублевской водопроводной станции — старейшей в Москве.

— Зато сейчас в наших магазинах сантехники продаются импортные с задвижками — да, дороговатые, но они есть! — отвечает Храменков. — Главное все-таки в культуре потребления. В Европе - в Англии, Германии, Франции — до 50% квартплаты составляют коммунальные платежи: за воду, свет, газ, телефон. Отсюда и совершенно другое отношение. Ну, они, конечно, не за один год к нему пришли — потребовались десятки лет, а некоторым странам даже сотни. Теперь наша очередь.

— Видимо, и освоение новых водоисточников прекратится?

— Нет. Видите ли, из-за антропогенного воздействия сильно страдает качество поверхностных вод, и придется привлечь подземные. Недавно разведаны три крупных месторождения — Северное, Юго-Запад

вых очистных сооружений на Рублевской станции. Они обеспечат фильтрацию в две ступени плюс озонирование. На Западной с 1997-го тоже начнется устройство озонирующих установок — рассчитываем пустить их к 2001-му. Контроль качества московской воды более чем по 100 показателям осуществляет независимый россииско французский аналитический центр «Роса», оснащенный самой современной компьютерной техникой и базирующийся непосредственно на Западной станции. Вы спросите: зачем такая дотошность, если ГОСТ требует всего 28 показателей? Чтобы знать как можно больше о том, что мы пьем. Чтобы московская водопроводная вода соответствовала европейскому стандарту...

— Ну, а если одним словом — можно ее пить? Прямо из-под крана?

-Да!

— А то, знаете, в газетах пишут: мол, ни в коем случае...

— Вот вы бы мне указали хоть одного, кто попил и умер! Как-то в «Москоу тайме» я

34

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?