Техника - молодёжи 1997-03, страница 35

Техника - молодёжи 1997-03, страница 35

скважин, ограничили эксплуатацию оставшихся и запретили бурить новые.

Из тех, что по сей день в строю, стоит сказать о так называемой девонской на территории Московского мясокомбината. Бурили ее в 30-х гг. азербайджанские нефтяники — даже установку с собой привезли из Баку. Вопреки ожиданиям, в девонских отложениях пресной воды не оказалось, зато с глубины 1,5 км пошел... хлоридный рассол. В воину когда столица была отрезана от соляных озер, им солили мясо. Теперь на скважине «сидит», как любят говорить в «Мосводоканале», уникальный баль-неотерапевтический плавательный бассейн.

В последние годы очень много новых артезианских скважин появилось в пригоро дах столицы, где растут, как грибы, коттеджи «новых русских» Каждая снабжае водой лишь данную конкретную усадьбу. Учета, естественно, никто не ведет...

Наконец, существует промышленный водопровод, снабжающий ряд круп ых ТЭЦ технической водой для охлаждения оборудования на предприятиях, мойки машин и т.д. Он представлен в основном пятью локальными системами: Юго-Восточной, питающейся очищенными сточными водами Новокурьяновскои станции аэрации (повторное использование воды), Черкизовской с забором из Клязьминского водохранилища, Крымской, Южной и Кунцевской «сидящих» на Москве-реке. Кунцевская смонтирована на дебаркадере в Крылатском напротив Серебряного Бора.

Мобильная лаборатория «Гепард» для отбора проб воды.

ТАК ЧТО ЖЕ МЫ ПЬЕМ?

От водозабора насосы первого подъема подают воду на очистные сооружения. Там она поступает в смесители, где в нее строго дозированно добавляются реагенты: сернокислый алюминий, служащий коагулянтом, сжиженный хлор, применяемый для снижения цветности и уничтожения зоопланктона, активированный уголь — сорбент, устраняющий запахи. На Восточной станции с 1976 г. в качестве реагента-окислителя используют озон. Дело в том, что волжская вода от природы желтоватая, а весной и летом даже коричневатая, и с болотисто-тинистым запахом, в который, пока она течет по водопроводному каналу, добавляются новые ароматы один другого гнусней. В результате жидкость, непосредственно поступающую на станцию, можно назвать водой лишь для краткости. И никакие реагенты не помогали, пока не додумались внедрить озонирование. Теперь самая прозрачная и приятная на вкус водопроводная вода — в восточных и юго-восточных районах Москвы.

Смеситель разделен перегородками, образующими коридоры. Вода идет по ним «змейкой» со скоростью примерно 0,5 м/с — как в реке; затем ее течение вдвое замедляется в камерах хлопьеобра-зования, где коагулянт переводит примеси из растворенного состояние во взвешенное. Потом она на 3 — 4 ч попадает в отстойники — там хлопья выпадают в осадок. Отстоянную воду пропускают через фильтры, задерживающие бактерий и остатки взвеси. Основу загрузки фильтра составля

Элехтронныи мозговой центр «Мосводокана-ла» — главная диспетчерская.

ет песок; в ряде конструкции поверх него уложен слой антрацитовой либо керамзитовой крошки.

Дальнейший путь воды — в резервуары, оттуда в водоводы, городские магистрали и, наконец, в уличную водопроводную сеть. Остается добавить, что все описанные процессы автоматизированы.

Выводы из изложенного: наш стольный град пьет не только из Москвы-реки, но также из Волги утроба его мощна и год от году становится все ненасытней; чтобы каждый москвич мог лить в себя на себя и (практически в основном) мимо себя сколько душа пожелает, требуются сложные и дорогостоящие устройства и процедуры.

Пора вернуться к проблеме водосбере-жения. Повторяем: специалисты считают ее успешное решение технологически реальным — хотя бы потому, что весь процесс водопользования от первой до последней стадии ныне компьютеризован, — но предвидят серьезные трудности. Какие?

ТОВАР ПО ИМЕНИ НЮ

— Дело в том, — говорит С.В.Храменков, — что системы инженерного обеспечения московских жилых домов и промышленных предприятий спроектированы с расчетом на потребление воды как ресурса, который ничего не стоит. В 1924 г. Моссовет установил следующие цены: для граждан — 4 коп. за кубометр, для предприятий — 15. До 1989 г. они не менялись — лишь потом, в связи с экономической реформой, стали расти, и то понемногу. Ладно, инженерное хозяйство перестроить можно, но психологически крайне трудно приучить людей рассматривать воду в качестве компонента экономических ресурсов государства, более того — в качестве ТОВАРА. Последнее

Задвижка у парадного входа «Мосводокана-ла» — не мемориальная, а вполне действующая: внизу — вход для воды, повыше — для людей.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?