Техника - молодёжи 1999-12, страница 40




Техника - молодёжи 1999-12, страница 40

пасть из Литвы в смоленские пределы, минуя полоцкие, нельзя. Но закрепился здесь Товтивил, видимо, не сразу. Известно, что в 1252 — 53-м он воевал на стороне Даниила Галицкого против Миндовга за Новогрудскую землю, а в следующем году участвовал в совместном походе венгров и галичан против чехов. При этом в летописи нет и намека на то, что Товтивил выступал уже как полоцкий князь. В конце 1254 года сын Миндовга Войшелк заключил мир с Даниилом Романовичем и выдал за его сына Шварна свою сестру, дочь Мин-

Дмитрий Иванович Донской, великий князь московский и владимирский.

довга. Еще один сын галицкого князя, Роман, получил спорный Новогрудок и другие города Черной Руси. О Товтиви-ле ничего не сказано, но логично предположить, что именно тогда воинственный племянник Миндовга, ничего при разделе не получивший, предъявил претензии на осиротевший к тому времени полоцкий стол. Его вокняжению в Полоцке помогла легенда — будто род Миндовга восходит к полоцким князьям Рогволодовичам. К тому же со смертью Брячислава резко ослабли позиции тех полоцких бояр, которые были настроены в пользу Северо-Восточной Руси. Да и простой люд все чаще поглядывал в сторону Литвы. Признав суверенитет Миндовга, полочане надеялись поймать сразу трех зайцев: оградить себя от литовских набегов, обезопасить от немецкой угрозы и уберечь... от монгольского налогообложения. От первых двух зол великий князь владимирский способен был защитить, от третьего — вассал ордынского хана упасти не мог.

Пытался ли Александр Ярославич вмешаться в полоцкие дела? Скорее всего, нет. В 1255 году сначала отвлекли события в Орде — смерть Батыя и воцарение его сына Сартака, затем силами владимирской рати пришлось усмирять новгородцев, восставших против их князя Василия, сына и наместника Александра. А в 1256-м на реку Нарову явился с войском ярл Биргер, «старый знакомый» Александра Ярославича по Невской битве, и шведам вновь напомнили, кто в русском доме хозяин, — изгнали захватчиков и срыли заложенные ими городки. В том же году последовал поход русской рати в Южную Финляндию. Все упомянутые события требовали личного участия князя Александра, все перечисленные кампании нуждались в его непосредственном руководстве.

Пролитовская партия в Полоцке восторжествовала. Что не замедлило сказаться на участи соседних земель: под 1258 годом летописи сообщают: «При-доша Литва с Полочаны к Смоленску и

взяша Войщину на щит. Той же осени приходиша Литва к Торжку... и много зла бысть в Торжку»18. Тут-то и вмешалась в литовско-русский конфликт Орда: зимой того же года «взяша татаро-ви всю землю Литовьскую, а самех из-биша»19. Именно в этом походе, который возглавил ханский воевода Бурун-дай, пришлось участвовать войскам Даниила Галицкого...

В 1262 году, при заключении мирного и союзного договора с Миндовгом, направленного против ливонских завоевателей, Александр вернул утраченное было влияние на Полоцк и Витебск. Увы, ненадолго.

Миндовга убили осенью 1263-го мстительные соперники. В этом же году, и тоже осенью, 14 ноября, после тяжкой болезни скончался возвращавшийся из Орды на Русь Александр. Подозрительно синхронная смерть двух великих князей разрушила перспективный союз (подробнее в «ТМ», №1 за 1999 год) и ввергла их земли в пучину междоусобиц, из которой они выбрались только в следующем столетии.

СУПОСТАТЫ и сподвижники

Сменив череду литовских и русских владетелей, Полоцкое княжество в начале XIV века оказалось под властью ливонцев — его, не имея наследников, завещал Рижской архиеписко-пии некий литовский князь-католик! В 1307 году немецких рыцарей выгнал из Полоцка великий князь литовский Витень. На полоцкий стол был посажен его брат Войн20 (или Воин). Чтобы узаконить права своего рода на Полоцкое княжество, Витень выкупил его земли у Ордена. В 1320 году, после смерти витебского князя Ярослава Васильевича из рода смоленских Рюриковичей, Витебск перешел к его зятю Ольгерду — сыну Гедимина, сменившего Витеня на престоле великого князя21.

Западнорусские земли, с высокой культурой и доблестью их населения, как раз и придали небольшому дотоле княжеству Литовскому тот мощный импульс, который позволил ему впоследствии стать соперником Московского государства...

К сожалению, политика Александра в отношении Полоцкой земли и Литовского государства не пережила князя. Но то, что он успел сделать, работало на будущее. Союз с Брячиславом восстанавливал устои древнерусского единства. Военный блок с Миндовгом намечал принципы добрососедских отношений Руси с Литвой.

Более века спустя, в конце 1370-х, после смерти Ольгерда, неудачливого супостата Москвы, его старший сын Андрей, князь полоцкий, ведя борьбу за власть со своим младшим братом Ягай-лом, великим князем литовским, вступил в союз с Дмитрием Донским, великим князем московским и владимирским, и принимал участие в его походах В битве русского ополчения с раз

ноплеменной Мамаевой ордой на Куликовом поле в 1380 году 55-летний Андрей Ольгердович командовал полком «правой руки», в рядах которого сражалась и его дружина, оставившая с ним Полоцк три года назад, и псковичи, повторно избравшие его своим князем. Брат Андрея Дмитрий также стал соратником своего московского тезки. Он привел с собою брянских воинов.

Великий князь литовский Ольгерд, отец Андрея Полоцкого.

(Кстати, «иноплеменниками», как называют братьев Ольгердовичей некоторые не слишком внимательные авторы, Андрей и Дмитрий не являлись — ни по рождению, ни по воспитанию. Этническими литовцами они были не более, чем на четверть. Ольгерда родила Геди-мину его вторая жена Ольга, русская родом. Ольгерд Гедиминович первым браком был женат на витебской княжне Марии Ярославне. Она и стала матерью Андрея и Дмитрия. Выросли братья в окружении русской родни, княжили в исконно русских городах, немудрено, что их родным языком был русский. Впрочем, на нем — на различных его диалектах — общалось едва ли не все население полиэтнического Великого княжества Литовского. (Во всяком случае, и в эти, и в более поздние времена летописание, законотворчество, делопроизводство, сочинение трактатов и всяческая переписка велись на языке, который современники называли не иначе, как «руским», а нынешние белорусские исследователи предпочитают именовать «старобелорусским».)

Великая победа в Куликовской битве, одержанная правнуком Александра Невского, грозно выявила волю русских земель к независимости от Орды и утвердила роль московской династии в их объединении. И хотя Ягайло, будучи союзником Мамая, прямого столкновения с Дмитрием Донским избежал (в день сражения он находился в 30 — 40 верстах от ордынского лагеря), военное поражение Мамая явилось и его политическим проигрышем: в западнорусских княжествах росла приверженность к Москве. Чтобы избежать раскола своей непрочной державы, Ягайло

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 12 '9 9

38



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?