Техника - молодёжи 1999-12, страница 41




Техника - молодёжи 1999-12, страница 41

вступил в переговоры с Дмитрием Ивановичем. Предполагался их династический союз — женитьба литовского великого князя на дочери великого князя московского. (Ничего парадоксального в этом шаге литовских властей нет: обычно в договорах такого рода стороны взаимно признавали целостность своих территорий и нерушимость границ.) Однако продиктованные Москвой

Великий князь литовский Ягайло, союзник Мамая и противник Дмитрия Донского; с 1386 года — король польский Владислав И.

условия: принятие Литвой православия, вассальная подчиненность Ягайла Дмитрию — не устраивали литовскую аристократию. Инициативу балто-сла-вянского объединения перехватила перед лицом немецкой угрозы католическая Польша. По Кревской унии 1385 года, Ягайла в 1386-м избрали на Люблинском сейме королем; в том же году в Кракове, тогдашней столице Польши, он принял католичество, был повенчан с польской королевой Ядвигой и под именем Владислава II провозглашен королем единого польско-литовского государства22. Под Короной Польской Великое княжество Литовское сохраняло относительную самостоятельность, некоторой автономией в его пределах пользовались и западнорусские земли. Но после Люблинской унии 1569 года самостоятельный статус ВКЛ в рамках федеративной Речи Посполитой становился все более формальным. Утрачивали прежние «вольности» и восточнославянские территории: новые общегосударственные законы доминировали над старинными местными установлениями. В XVI веке Полоцкая и Витебская земли были преобразованы в наместничества, а затем воеводства, отдельными воеводствами стали также Минщина и Смоленщина. О мирном воссоединении западнорусских земель с Восточной Русью не приходилось и мечтать. Однако даже в условиях вражды ВКЛ и Речи Посполитой с Московской державой — вражды, которая вновь, как во времена стародавних междоусобиц, втягивала в братоубийственные войны

единоплеменников и сородичей, — не прерывались экономические и культурные связи между владениями Москвы и подвластной Вильно и Кракову, а затем Варшаве Белой Русью23. Главной опорой духовного единения восточнославянских народов, несмотря на экспансию католицизма со стороны Польши, оставалась Православная Церковь Благоверный князь Александр Невский продолжал свое служение Отечеству — в одной когорте с равноапостольными Ольгой и Владимиром, страстотерпцами Борисом и Глебом, преподобной Ефросинией Полоцкой, мучеником Меркурием Смоленским и другими русскими святыми.

в заключение — немного топонимики

Говоря о временах Брячислава и Александра, автор старался избегать термина «Белая Русь». Меж тем он вполне применим к Полоцко-Витебским владениям XIII столетия. В архиве одной из ирландских библиотек обнаружены сведения о балто-славянских землях, предоставленные путешественником-миссионером, который жил в XIII веке и проповедовал слово Божье среди язычников-литовцев. Так вот, имея в виду западнорусские области, он использует понятие Alba Ruscia — Белая Русь24. Правда, сами их жители этим названием не пользовались — они именовали свой край «Руской землей», а себя «рускими». «В грамоте, составленной полочанами в 1264 г, — отмечает минский историк Вячеслав

Носевич, — недвусмысленно указывается, "што Руськая земля словет По-лочьская"... Именно в этот период окончательно оформляется общерусское сознание, сохранившееся затем на протяжении столетий25». В отечественных источниках название «Белая Русь», применительно к северо-востоку современной Белоруссии, впервые употреблено в начале XIV столетия — в рассказе Ипатьевской летописи о заключенном в 1325 году браке между польским королевичем Казимиром и дочерью великого князя литовского Гедимина. «Крепостью Белой Руси» называет Полоцк известный польский хронист XIV века Янко из Чернкова. Во многих документах и сочинениях западноевропейских историков XIV — XV столетий встречается топоним Белая Русь. В XVI веке так называют преимущественно белорусское Подвинье и Поднепровье26. Но используют это имя опять же не «свои», а «чужие»: по наблюдению современных исследователей, «термин "Белая Русь" в местном употреблении (т. е. в роли самоназвания) в XVI в. практически не зафиксирован...»27.

В XVII — XVIII веках название Белая Русь прочно связывается с северовосточной частью современной Белоруссии — Полоцко-Витебской и Моги-левской землями. И уже затем распространяется на всю этническую территорию белорусов, полностью совпав с ней только во второй половине XIX столетия.

Сознавая и называя себя «рускими», восточнославянские подданные ВКЛ, как и другие этнические группы его населения, долгое время именуются литвинами. С XVI века в восточной части Белоруссии в качестве самоназвания жителей закрепляется слово белорусцы И лишь к исходу XVIII столетия в общий, а не только местный обиход входит этноним белорусы.

p.s. Помним ли мы уроки прошлого? Когда этим летом Президент Белоруссии заявил, что Москва блокирует процесс интеграции наших стран и потому

Дмитрий Донской встречается с союзниками, литовскими князьями. Старинная миниатюра.

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 12 99 Заказ 3106



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?