Техника - молодёжи 2001-07, страница 45

Техника - молодёжи 2001-07, страница 45

— Погоди, Толян, мы еще месячишко тут покрутимся и не то чтодокфильм — блокбастер снимать начнем...

— Типун тебе на язык. Все! Хорош курить! Поехали.

— Можно продолжать? — спрашивает Шарыгин.

— Мотор!! —дурачится оператор Петруха. — Начали!!!

Непостижимым образом учителю биологии и снежному человеку удалось установить удивительный душевный контакт уже через час после случайной встречи. Я фактически был свидетель этому. Я видел их идущими по лесополосе, а закончив свою пробежку, заглянул к Твердомясову в квартиру.

Еще до моего прихода отчаянный Афанасий Данилович пытался засунуть йети в душ. Первая попытка закончилась полной ликвидацией двери в ванную комнату. Из-за второй сильно пострадал косяк и образовалось не очень нужное отверстие в стене. Третья могла стать последней гастролью всей сантехники, но тут появился я. Вдвоем мы быстро пришли к выводу, что принцип добровольности — одна из главных заповедей дрессировки. Я предложил подождать, пока йети сам проявит интерес к необычным для него устройствам, и оказался в итоге прав.

Взятый тайм-аут решили использовать для придумывания имени гостю.

— Снежок — это пошло.

— Согласен. Попробуем плясать от йети.

— Тогда вообще похабень получится.

— Но можно сказать по-русски, ласково — Еша.

— В смысле — «много ешь»? Тогда уж лучше Яша.

Имя Яша всех устроило, включая самого Яшу, и первая часть мозгового штурма на том завершилась.

— Однако для научных записей требуется иное имя! — пафос-но заявил Твердомясов.

— Согласен, — подхватил я, — например, гомо снегус.

— Как?! — удивился учитель биологии, еще не забывший институтскую латынь. — Правильно это звучит хомо нивеус. А впрочем, гомо снегус действительно лучше. Ты посмотри, какой он черномазый — типичный абиссинский негус.

Так прижились обе клички.

На снегуса йети отзываться начал не сразу, а вот Яша пришелся ему по сердцу.

— Я — ша? — таков был первый вопрос.

— Нет. Ты не ша, — улыбнулся Афанасий Данилович. — Ты Яша.

— Тия-а-а-ша, — протянул дикарь с удовольствием.

И стало ясно: с такими способностями к звукоподражанию он скоро сделается полиглотом.

Но первый урок лингвистики закончился внезапно: поведя ноздрями в сторону кухни, Яша встал на четвереньки и быстро-бы-стро пополз на запах. В холостяцкой квартире Твердомясова особых разносолов никогда не водилось, но звериное чутье снегуса улавливало малейшие запахи съестного. Объектом пожирания номер один стал чеснок, заготовленный с любовью до следующего урожая, — что ж, пришлось смириться с потерей целой коробки отборных головок. Яша поглощал антисатанинский овощ, урча и жмурясь от удовольствия.

Однако хитрый школьный биолог не был бы предводителем «Зелмира», если бы не придумал, как обратить себе на пользу этот разбойный набег на его запасы. Пока Яша впадал в гастрономический транс, Твердомясов схватил впечатляющего размера садовый секатор и с проворством бывалого парикмахера (или садовника?) превратил в симпатичный ежик значительную часть косматой шерсти на теле снегуса.

— Зачем? — удивился я

— Исключительно из гигиенических соображений.

Меж тем насытившийся Яша рыгнул чесночным ароматом, от которого тотчас же увяла герань на подоконнике, завалился на спину и дал храпака. Тут уж Твердомясов разгулялся: сменил ножницы на более изящные и неторопливо обработал оставшиеся поверхности, проявив талант не просто парикмахера, а настоящего стилиста-визажиста (или паркового дизайнера?).

Отходы сего производства были аккуратно собраны в огромный полиэтиленовый мешок из-под удобрений, который едва удалось завязать.

— Все для науки, — кивнул я с пониманием.

— Все для здоровья, — возразил учитель. — Слыхали, какие шикарные пояса от радикулита делают из собачьей шерсти? Полагаю, это еще лучше.

А проснувшись, Яша начал отчаянно чесаться и без всякой посторонней помощи нашел воду. Афанасий Данилович как раз решил сам помыться — и был бесцеремонно выдворен из-под душа. Впрочем, совершенно не обиделся, даже наоборот — умилялся, глядя на своего способного ученика.

На том я их и оставил в первый день, а после узнал, что Яша вообще оказался сообразительнее, чем можно себе представить. Он не рвался на улицу, не буянил, довольно быстро научился пользоваться туалетом и даже перестал хватать еду без спросу.

Немножко странно шел у Яши процесс овладения русским языком. Он, вне всяких сомнений, хорошо понимал учителя, но очень неохотно говорил сам. Меж тем Твердомясов уже имел возможность убедиться в достаточной приспособленности его рта, горла и связок к человеческой речи. И, вспомнив собак Павлова, а также собачек и прочих зверушек Дурова, тоже решил действовать посредством лакомства. Взял в руку головку чеснока и попросил:

— Скажи: «Хочу есть». Тогда получишь.

— Да пошел ты!.. — ответил Яша и грубо вырвал у учителя чеснок.

В первую секунду Твердомясов обиделся. Во вторую — удивился и обрадовался. А уже в третью понял: ведь полутайга, из которой вышел гомо снегус, не была вовсе необитаемой — ее постоянно прочесывали спецподразделения генерала Водо-плюева, и Яша мог иметь контакты с солдатами или хотя бы слышать их разговоры.

Дабы проверить свою гипотезу, учитель еще раз спровоцировал недовольство Яши — и услышал в ответ такое... Не только я вам для эфира не повторю, но и Афанасий Данилович, закаленный в общении со школьниками, зарделся, как девица, и не стал в свой рабочий журнал записывать.

Короче, языковый барьер был преодолен легко. За этим последовали начатки воспитания и образования. Чтобы оценить результаты, Твердомясов предпринимал осторожные ночные вылазки на улицу. Некоторые шарахались, конечно, особенно люди пожилые, но с каждым днем все меньше. В Мышуйске вообще удивляться не очень принято.

А по существу все это время наиболее трудной оставалась проблема кормежки. И не то чтобы Яша просил чего-то особенного, а просто жрал он, как молодой боров в полтонны весом.

Каждый день Афанасий Данилович таскал огромными сумками с рынка морковь, редьку, капусту, свеклу и прочие дары полей и приусадебных участков. На вопросы любопытных соседей отвечал стандартно: «Консервирую». (Для марта месяца звучало неплохо.) Но что поделать — наука требует жертв! Твердомясов знал это.

А вот чего так и не удалось учителю — это заставить Яшу соблюдать гигиену полости рта. Попыток было много, но зубную пасту — неважно, «Мышуйскую пихтовую» или «Блендомед-комплит» — Яша воспринимал исключительно как десерт; ну а

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 72001

43

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?