Техника - молодёжи 2001-12, страница 38

Техника - молодёжи 2001-12, страница 38

л и

Т А

Ю

Р А Д

Имя астрофизика Николая Александровича Козырева, родившегося в 1908 г. и свои лучшие годы проведшего в исправительно-трудовых лагерях, стало широко известно в нашей стране лишь после 1958 г., когда ему, уже доктору физико-математических наук, удалось тиражом всего в 400 экз. издать в Пулковской обсерватории свою работу «Причинная или несимметричная механика в линейном приближении», посвященную теории времени и объясняющую его свойствами происхождение энергии звезд, а также неравноценность в природе «левых» и «правых» форм вещества. Впрочем, известность Козыреву принесла не столько сама брошюра, сколько разгромные статьи о ней ведущих советских физиков, вскоре опубликованные в центральной партийной печати. Научно-популярные же издания отнеслись к теории Козырева с более сочувственным интересом. Так, в «ТМ», № 12 за 1968 г., была напечатана большая статья этого ученого, в которой он изложил свои взгляды на сущность времени. Вот некоторые выдержки из нее.

«ВРЕМЯ - ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ и одновременно самое загадочное свойство природы. Представление о времени подавляет наше воображение. Недаром умозрительные попытки понять сущность времени оказались безрезультатными. Время сближает нас с «тайной жизнью» мира, которую едва ли может предвидеть смелый полет человеческой мысли.

Точные науки отрицают у времени каких-либо других свойств, кроме простейшего— «длительности», или промежутков, измеряемых часами. Создав теорию относительности, Эйнштейн углубил это понятие: промежутки времени и пространства у него — компоненты четырехмерного интервала Мира Минковского (немецкий математик и физик Герман Минковский дал геометрическую интерпретацию кинематики специальной теории относительности, обычно называемую пространством Минковского. — Ред.). Но и здесь время играет весьма пассивную роль. Оно лишь дополняет пространственную арену, на которой разыгрываются события мира. В уравнениях теоретической механики будущее не отличается от прошедшего, а значит, не отличаются и причины от следствий. Эта наука изучает мир строго детерминированный, но лишенный причинности — главной приметы реальной действительности.

Возникает естественное желание устранить противоречие мехеду теорией и практикой, ввести в теоретическую механику принцип причинности и направленности времени (такую механику можно назвать «причинной» или «несимметричной»)...

Обобщение такой механики может привести к неожиданному выводу — второе начало термодинамики ошибочно...

Помню хмурый ленинградский день, осень, которая казалась мне по-весенне-му зеленой. Теперь я знал, что в этом обреченном, как думалось нам раньше, мире идут непредусмотренные механикой про

Вячеслав ЖВИРБЛИС

цессы, и они препятствуют его смерти. Живут не только растения и животные, в широком смысле можно говорить о жизни космических объектов и других физических тел. Но если мир однороден (а в этом наука не сомневается), то в каждой случайной капле можно обнаружить все его свойства. Значит... жизненные процессы должны наблюдаться даже в самых простых механических опытах! Но почему же люди этого до сих пор не замечали?.

Свойства времени чрезвычайно трудно объяснить, прибегая к излюбленному популяризаторами методу аналогий; его воздействие принципиально отличается от воздействия силовых полей... Происходит передача энергии без импульса... Такая передача энергии обладает важнейшим свойством: она не может распространяться с конечной скоростью (ибо с распространением связан перенос импульса) и должна происходить мгновенно...

Растения и животные, вероятно, уже используют асимметричность нашего мира, течение времени в одну сторону для получения дополнительной энергии (см. «ТМ», №8 за 1959 г.). Теперь этому должен научиться и человек. Все наши машины работают по принципу выравнивания энергетических уровней системы. Если «причинная» механика позволит обнаружить жизнь вне организмов, научит нас управлять ею, тогда машины будут обновлять, а не исчерпывать активные возможности мира, его ресурсы. Только так может установиться подлинная гармония человека с природой, человечества со вселенной».

В ТЕ ГОДЫ Я КАК СОТРУДНИК ХИМФАКА МГУ активно интересовался проблемой возникновения асимметрии в живой природе: почему все живые организмы построены из «левых» углеводов и «правых» аминокислот? Меня никак не удовлетворяло традиционное объяснение, будто всеобщее нарушение зеркальной симметрии в живой природе есть результат чистого случая. Но если это не случайность, то какова физическая причина, дающая преимущество одним зеркально-симмет-ричным формам молекул над другими?

В начале XX в. Пьер Кюри высказал предположение, что эта причина имеет некую космофизическую природу. Но смелая гипотеза Кюри не встретила поддержки его коллег и фактически была забыта. И только работа Козырева давала решение этой проблемы: коль скоро время представляет собой некий объективный физический процесс, связанный с энергией и позволяющий отличать прошлое от будущего, а «левое» от «правого», то проблема возникновения в живой природе молекулярной асимметрии решалась сама собой.

Мне очень хотелось обсудить эту проблему с Николаем Александровичем, и весной 1964 г., будучи в Ленинграде, я уз

Николай Александрович Козырев создатель теории, согласно которой время представляет собой явление природы, вызывающее все процессы созидания.

нал его домашний телефон и позвонил, представившись по всей форме. Увы, Козырев разговаривал со мной крайне нелюбезно и отказался от встречи. И я, как говорится, пошел своим путем — вернее, путем, проложенным Пьером Кюри.

С этой точки зрения время следовало считать не самостоятельным физическим явлением, как утверждал Козырев, а следствием неких фундаментальных энергетических процессов, приводящих в действие «космические часы». Формально такой подход давал тот же результат, что и «несимметричная механика» Козырева (стрелки часов движутся только в одном направлении), но физический смысл этого явления следовало искать в существовании неких особых кос-мофизических полей.

Мне удалось опубликовать в научной печати несколько статей на эту тему, и совершенно неожиданно, в конце 1979 г., я получил от Николая Александровича любезное письмо и черновую рукопись его статьи «О воздействии времени на вещество». В этой статье описывались его опыты, выполненные совместно с В.В. Насоновым в Крымской астрофизической обсерватории: воздействие на термометр или резистор испарения ацетона, растворения сахара, присутствия сжатой пружины, лунного затмения, а также явления экранирования времени и его отражения алюминиевым зеркалом. Не буду подробно описывать эти опыты, поскольку в окончательной редакции они опубликованы в монографии «Избранные труды Н.А. Козырева» (Л., Изд-во Ленинградского университета, 1991).

Как экспериментатора, получившего ортодоксальную подготовку в МГУ, меня эти опыты весьма озадачили, и я написал Николаю Александровичу письмо, в котором выразил свои сомнения. Приведу некоторые выдержки из этого письма

«ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЙ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, Вашу работу я знаю с 1959 г. и немало о ней не без пользы для себя размышлял. Но описанные Вами эксперименты меня весьма озадачивают и вызывают сильные методические возражения. Например, испарение ацетона, растворение сахара, сжатие пружины суть процессы термодинамически обратимые, и поэтому, согласно Вашим же представлениям, не могут вызвать описанных эффектов. Свет отражается в зер

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 12 2 0 0 1

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?