Техника - молодёжи 2003-03, страница 46

Техника - молодёжи 2003-03, страница 46

— Совсем — Тим сполз вниз по стойке бара. — Я вчера чуть не сгорел. Я вчера чуть ребят не сжег. У меня мать в больнице с деревянной чумой, ясно? — проскулил он, вытирая пятерней слезы и сопли.

— Держи себя в руках, не одному тебе плохо, — отчеканил Николай.

— Аааааа! — Тим хищно прищурился. — И тебе? Жлобя-ра, твои родные уже несколько лет в подземке, ты мне будешь мозги... иметь, что тебе — плохо, ты!!

— Какой отсюда вывод? — усмехнулся Николай. — Значит, что-то во мне есть. А ты со своим героизмом — в заднице.

— Только не в твоей. Ты не настолько сексуален, дружище. Оксана, Николаша — сексуален?

— Заткнись, придурок!

— Я с тобой не разговариваю. Оксана, что скажете? Да что вы мне улыбаетесь все время как дурочка, мне плохо, а вы улыбаетесь... сексуален он или нет?

— Вы — эффектнее.

— От. Это — женщина. А то — не женщина. То — землеройка. Такая же прожорливая. Пусть живет под землей. С кротом вот этим. Пусть. Она — землеройка. Прожорливая такая же. Ей всегда не хватало. Всего.

— Чего ей не хватало?

— Ну денег не хватало.

— А еще чего?

— ЧЕГО ВЫ УЛЫБАЕТЕСЬ? Со всем остальным все нормально! Не верите? Я же пожарник! У меня шланг, знаете, какой? Не знаете? Щас я покажу.

— Тим, придурок, пошли домой, друг, сейчас пошли! — Алексеи потянул приятеля за локоть.

— УБЕРИ РУКИ! Я сказал убери. Вот! — Тим взгромоздился на стоику бара, — я щас покажу...

— Оксана, пойдемте отсюда.

— Не пойду, мне интересно.

— ЧТО вам интересно? Вы что, пьяного голого мужика никогда не видели?

— Мне интересно, чем это все закончится.

— Ну знаете!

— Тим, дружище, слезь со стойки, а то мне сейчас придется охрану вызвать. Слезь по-хорошему, я тебя прошу, Тим, малыш, пожалуйста, слезь и оденься.

— Правильно, Тим. Вы еще не забыли, что я обещала роводить вас домой9

— Рад за вас, Оксана, — процедил Николай и, отходя от стойки бросил через плечо:

— Вы сделали замечательный выбор.

— Ну и чего ты добился? Устроил скандал, поссорил девчонку с серьезным человеком. Она из-за тебя, может быть теперь вниз не попадет!

— Мне не нужно вниз, я тут работаю.

— Она работает тут. Спасателем. Вы — правда, спасатель?

— А вы — правда, пожарник?

— Вообще-то я каскадер. Пожарником стал... ну, потом. Там леса горели. А я из больницы вышел, и работы не было.

— А я — циркачка. Тоже в прошлом.

— Почему в прошлом.

— Сейчас все — в прошлом. И везде цирк.

— Это правда. А ты по канату ходила?

— Нет. По воздуху летала.

— Здорово!

— Здорово.

— Проводи меня домой. Я боюсь высоты. А с тобой мне не страшно.

— А со мной? — вздохнул Алексей.

— Ладно, хватит тебе уже... контейнеры ворочать. Поберечь надо. Кормильца.

— Тим, аккуратнее. Я спасатель, но я же не яжелоатлет.

— Как тебя в спасатели взяли такую хрупкую.

— Сейчас всех берут. На верхних стройках очень много несчастных случаев.

— Что они там делают?

— Прокладывают новые трассы, главным образом. Неизвестно как высоко поднимется дым.

— Не поднимется Огонь скоро остановится.

— Откуда ты знаешь?

— Оттуда. Я про него все знаю.

— Осторожнее Тим!

— Да не бойся ты, я упаду раньше, чем... дошатаюсь до края. О чем мы i оворили?

— Ты все знаешь про огонь.

— Да. Ему больно, когда его бьют

— Даже так?

— Так. Так получилось. Это мы во всем виноваты. Что все восстало против нас — земля, огонь, вода... у меня сестра на шельфе живет.

— Трансплант?

— Нет. Она работает там. Но не трансплант.

— Там сейчас опаснее чем здесь.

— Да. Опаснее. Дельфины и касатки нападают на транс-плантов. Выводя из строя шлюзы городов. А людей свободных нет.

— Тим!!

— Ты чего? Я не падаю. Это мы уже пришли.

...рыжее Я извивалось под ударами ядовитых плетей, я изнемогал, мне было больно, мне было очень больно, мне было трашно огромные жуки шеренгой наползали на мое искалеченное тело, уродливое воинство тяжеловесные демоны смерти рычали, шипели, выдирали по куску моей плоти... за что, зачем ты это делаешь? я же не враг, ты ничего, ничего не понял...

Ты не герои ты — самоубийца, ты не ведаешь, что творишь, ты н навидишь тех, кого любишь, я не враг тебе, я не враг твоему миру, вы сами себе враги зачем вы это делаете, зачем, зачем, зачем9

«ЖАААРКО! В душ ползком, как-нибудь, там вода, она холодная...

...черт! тут не вода, тут кислота какая-то льется, до чего же больно о господи! Сплю все еще, что ли? Нет, уже не сплю... сейчас, сейчас. Не надо было так надираться, сам виноват...»

Тим взял градусник — тот лопнул в руках. Во, до чего. Как в воду глядел вчера... в воду??

Мысль о воде скрутила внутренности в клубок. «Так, дышим глубже... вот так...»

...Отвратительное жжение отступало, Тим потихоньку приходил в себя. Звонок.

— Тим?

— Юрка?

— Ты мог бы подняться ко мне? Если не боишься заразиться.

— Я приду Совсем плохо?

— Совсем. Ключ не потерял?

— Сейчас посмотрю... сейчас... вот, есть ключ. Почему ты не вызываешь госпитальную команду?

— Я не хочу туда... пока не случится. Мне... очень нужно поговорить.

— Я сейчас иду.

В комнате на столе лежала записка:

«Слов нет! Это... это...!!??!!

Мой огненный принц, я — ваша по первому требованию!!!»

«Надо же, — подумал Тим. — Чего ж я такого с тобой давеча творил?»

Предпоследний, пятьдесят девятый этаж старенького шестидесятиэтажного дома. «Как он там? Юрка, Юрка... У меня ж, кроме тебя, друзей-то не осталось, иных уж нет, а те далече...»

— Неплохо выглядишь.

— Да уж... ты, кстати, тоже не слишком хорош. Температуры нет?

— Градусника нет.

— Тим, это Апокалипсис.

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 3 ' 2 0 0 3

44

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?