Техника - молодёжи 2003-12, страница 48

Техника - молодёжи 2003-12, страница 48

Сдерживаясь изо всех сил, я развернулась и ушла. Назавтра пошел снег. Я связалась с Ратмировым и услышала его недовольное ворчание. Во тьме местной ночи предстояло сидеть еще шесть суток, и я занялась систематизацией собранных образцов. Во время сеансов связи с «Кашалотом» я безбожно врала, что у нас все в порядке и что Ратмиров в отъезде.

Если здраво рассуждать, наши исследования никому не нужны Карту планеты составила еще разведывательная экспедиция. Неважно, с одного места собраны образцы фауны или с разных, климат планеты везде одинаков. Только в небольших приполярных областях день и ночь продолжаются не по девять суток, а по тридцать восемь, что составляет ровно половину периода обращения Единицы

Из всех спутников Единицы первые четыре непригодны для колонизации из-за сильного радиоактивного излучения. Спутники с седьмого по десятый имеют слишком большие периоды обращения вокруг оси. Один-дробь-пять, судя по всему, древняя планета. Геологическая активность давно прекратилась, молодых гор нет, изобилие растений держит концентрацию углекислого газа на низкой отметке. Раньше его было больше, и эволюция растительного и животного мира давно миновала пору расцвета.

Древесных растений в современную эпоху не сохранилось а может быть, их никогда и не было

Когда наступило утро и стаял снег, павиноты повылезали из своих нор. Ратмиров благополучно перенес ночь. Он часами сидел у своей норы, пил сок и отгонял попрошаек. Некоторые самцы, запасшиеся дынями, проводили время, пьянствуя и сторожа свою собственность.

Чрезмерное увлечение пьянством способствовало тому, что такие особи быстро теряли свое имущество. Особи, умеренно потребляющие алкоголь, становились лидерами. Вожак, поленившийся собственноручно собирать плоды прошлым вечером, теперь только силой мог их добыть

Ратмиров загорелся идеей научить павинотов варить самогон. По его мнению, это должно было способствовать техническому прогрессу на планете. Он накопал глины, в ближаишем болоте добыл торфа и, налепив горшков, стал их обжигать В конце концов, он научил павинотов разводить костры.

Ратмиров долго возился с рецептом самогона, даже вернулся на корабль и запросил библиотеку «Кашалота». Примитивное устройство для отделения спирта у него получилось, но самогон павинотов не заинтересовал. Зато им очень понравилась возникшая сама собой идея сушить насекомых впрок. Самки и малыши, наевшись насекомых до отвала, собирали остатки пиршества в горшочки и сушили на кострах. Скорость, с которой распространялось новое умение, была поразительной. Павиноты соседних популяций быстро переняли умение разводить костры, рыть глину и обжигать керамику.

Как-то раз Ратмиров заявил мне

— Это разумные существа Ты видишь, как они быстро учатся Я остаюсь.

— Ты с ума сошел!

— Хочешь остаться со мной7 — Ратмиров проигнорировал мое восклицание.

— «Кашалот» будет искать нас и вышлет поисковую экспедицию.

— Наивная! Они спишут нас как погибших и даже не сделают расчета траектории посадки.

— Это почему? По инструкции...

— Забудь свои инструкции! Капитану тоже нужен запас топлива.

— А когда кончатся консервы, ты будешь есть насекомых? — зашла я с другой стороны

— Я уже попробовал. Невкусно, но вполне сносно. Я тут присмотрел крыс, хочу поймать парочку и пожарить.

Крысами мы называли небольших зверьков, которые размерами и повадками напоминали означенных грызунов.

— Я доложу на «Кашалот», что ты решил дезертировать.

— Это не то слово. Мне здесь нравится. Ты помешать мне не в силах. Улететь тебе я препятствовать не буду.

Во время сеанса связи дежурный навигатор проинформировал:

— 15 апреля в 23.40 по бортовому времени наступит момент наивысшего сближения с Один-дробь-пять. Расстояние составит 250 тысяч километров. Запиши данные для бортового ком

пьютера, — и после сигнала готовности запустил соответствующую передачу.

У меня было три дня. За это время я должна была заставить Ратмирова изменить решение. Я знала, что убеждения не подействуют.

Я порылась в инструкции и нашла статью о действиях экипажа в случае внезапного помешательства капитана. Как раз мой случай.

Команда на собрании должна установить факт несоответствия капитана должности, изолировать его, и командование обязан принять старший офицер. Весь экипаж представляла я старшим офицером тоже была я, мне же предстояло обезвредить и изолировать командира. Оставалась одна сложность: акт о недееспособности командира должен подтвердить корабельный врач и комиссия в составе не менее трех человек.

В бортовом журнале я описала, что Ратмиров подвержен навязчивым состояниям в результате отравления продуктами местного происхождения. Где-нибудь на Земле врачи-психиатры посмеются над моими заключениями, но ничего лучшего придумать я не смогла. Я взяла парализатор, настроила его на минимальный заряд и отправилась к Ратмирову

Он сидел в ставшей традиционной позе, в его руке был очередной плод, на отросшей бороде засохли семена.

— Ты намерен вернуться7 — строго спросила я.

-Нет.

Я достала из-за пазухи парализатор и выстрелила.

— Дура, — прохрипел Ратмиров, выронил плод и повалился на спину.

Я учла всё, кроме одного. Тащить Ратмирова мне было не под силу. Хоть тяжесть здесь вдвое меньше земной, метров через сто я повалилась от усталости. Павиноты с любопытством наблюдали за мной. Передохнув, я стала волочь Ратмирова. В бессилии и злобе он только вращал глазами и хрипел. Сначала я волокла его, ухватив под мышки, потом тащила за ноги. За час я проделала едва ли пятьсот метров.

Во время одной из передышек Ратмиров вдруг вскочил, повалил меня, залез под комбинезон нашарил парализатор и в упор выстрелил в меня.

— Дурак, — только и успела я выдохнуть, осознав, что последние метры Ратмиров лишь притворялся парализованным

— Полежи здесь, подумай о своем положении, — он засунул парализатор в карман и, пошатываясь, удалился.

Кто не испытал на себе действие парализатора, даже на минимальном разряде, не может представить себе, что это такое. Все тело уподобляется обрубку дерева, нудит и колет, словно отсиженное место. Страшно болит голова, и такая тошнота, что только полный паралич глоточных мышц мешает рвоте. Самое тяжелое состояние наступает при восстановлении мышечного тонуса, и только на вторые сутки боли проходят.

Весь следующий день я глотала обезболивающее и строила планы мести. Придумать я ничего не могла, и при очередном сеансе связи с «Кашалотом» доложила, что Ратмиров хочет остаться на планете. Через пятнадцать минут со ^ной разговаривал капитан Лин. Каждая наша фраза сопровождалась трехсекунд-ной задержкой.

— Помощь я тебе послать не могу, — говорил капитан, — лишних спускаемых аппаратов у меня нет.

— Уговорить его не удается, сила не помогает.

— Я тебя назначаю старшим десанта. Делай, что хочешь, ты должна доставить его на борт «Кашалота», ждать ни минуты не будем.

— Как же я его доставлю?

— У тебя есть парализатор. Повторяю: ждать не будем Если не удастся заставить Ратмирова отказаться от своего намерения — лети одна.

— Статья 156, неоказание помощи

— Нет, статья 213. Самовольное оставление корабля.

— Он нуждается в помощи! Мне тоже нужна помощь!

— У меня нет ни времени, ни топлива для дополнительных маневров. Группа на Один-дробь-три нуждается в срочной эвакуации.

— Дайте мне дополнительное время! Хотя бы еще один оборот вокруг Единицы.

— Нет, мы сворачиваем программу. Следующее сближение ждать придется больше месяца. Вам необходимо стартовать в установленные сроки.

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 12 ' 2 0 0 3

46

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?