Техника - молодёжи 2008-03, страница 48




Техника - молодёжи 2008-03, страница 48

JMVM.tm;magaz[nj_u...........................................................

что пациент «ничего не знает ни о себе, ни о своих близких». Впрочем, некоторые считали его симулянтом.

Иного мнения придерживался преподаватель гимназии Даумер и вскоре получил разрешение постоянно общаться с Каспаром. Даумер нашёл его необычным, но вполне нормальным человеком с душой и разумом, не испорченными «благами цивилизации». Подолгу и благожелательно беседуя с найдёнышем, он сумел установить многое.

В частности, то, что его подопечного несколько лет держали в небольшом, закрытом и тёмном помещении с лестницей, ведущей вверх, скорее всего, в подвале или землянке. Он сначала не отличал дня от ночи, вспоминал, что, просыпаясь, всегда находил рядом с ложем кувшин со свежей водой и хлеб, была у него и игрушечная лошадка. Потом его стал навещать человек в чёрном, которого Каспар называл просто «Ты», научивший писать имя и фамилию и заучить фразу «хочу быть конником, как отец».

Однажды «Ты» вывел его наружу. От непривычного, свежего воздуха Каспара потянуло в сон, но незнакомец в чёрном принялся тренировать его в ходьбе. Уроки повторялись, а однажды «Ты» долго вёл его ночью. Они пришли в город и на окраине «Ты» сунул ему две записки и исчез. Кем был Хаузер, кто, зачем, где его держал взаперти и для чего выпустил, Даумер так и не узнал.

О странном найдёныше пошли слухи и сплетни, в Нюрнберг зачастили любопытные. К тому же бургомистр Биндер опубликовал сообщение, в котором всячески расхваливал Каспара, его характер, способности, желание учиться, намекал на высокое происхождение и высказывал предположение, что его в раннем детстве похитили неизвестные злоумышленники. Поэтому власти обратились к военным, гражданским и частным лицам с просьбой помочь установить его личность. Понятно, в Нюрнберг хлынула масса писем, чьи авторы выдвигали всевозможные версии, называли вероятных, но непременно аристократических родителей, которые по каким-то причинам избавились от него.

Нюрнбержцы передали его дело судье из Ансба-ха А. Фейербаху - видному криминалисту, «отцу» немецкого уголовного права (и известного философа), а самого Каспара на воспитание Даумеру, в доме которого его окружили заботой, стали учить читать, писать, новым словам, пользованию бытовыми предметами и правилам поведения. Довольно скоро Каспар освоил школьную программу.

Весть о феномене облетела Европу, а к назойливым, но безобидным любопытным прибавились и недоброжелатели. Впервые они обнаружились после того, как Биндер и Даумер опубликовали отчёт о посещении Каспаром Нюрнбергского дворца. Проходя по великолепно отделанным залам и покоям, он то и дело изумлённо восклицал: «Я это видел!», «Это было в моём доме», «И это я помню», что, кстати, совпадало с некоторыми его сновидениями. Детская память крепка, а Каспар после того, как провёл первые годы с родителями, оказался в полной изоляции, поэтому яркие детские впечатления не были «забиты» последующими.

Так вот, Каспар и Даумер отправили Фейербаху письмо о визите во дворец, поскольку тот приступил к расследованию этой истории. Однако письмо кто-то перехватил. Затем появился памфлет «Каспар

Хаузер - возможный обманщик», исследование (якобы) начальника берлинской полиции. А однажды, когда вечером Каспар гулял в парке, к нему приблизился человек в чёрном плаще и поманил в тёмную аллею. Наивный юноша последовал было за ним. Можно догадаться, чем бы закончилась эта встреча, если бы человека в плаще не спугнула компания подгулявших горожан. Но это было только начало.

охитив Каспара, неизвестные злоумышленники, не сознавая того, провели многолетний, жестокий эксперимент, на который никогда не осмелились бы специалисты.

В 1829 г. некто тоже в чёрном и низко надвинутой на лоб шляпе подкараулил Каспара, произнёс: «Ты должен умереть!» и ударил его чем-то по голове. Каспар с трудом добрался до дома и, постучав в дверь, потерял сознание. Хотя покушение видели, кто-то пустил слух, что Каспар всего лишь споткнулся и ударился головой о бордюр тротуара.

Вскоре Каспара передали на воспитание в се- Так французский худож-мью Бехольда, где его приняли как родного. ник Ж. Пикар изобра-

А Фейербах отправил королю Баварии Людвигу I ш, как «Ты» провожа-меморандум, в котором утверждал, что Каспар етКаспара в Нюрнберг

45



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?