Техника - молодёжи 2011-11, страница 45

Техника - молодёжи 2011-11, страница 45

наши авторы

Мост на ту сторону

Леонид ЛАЗАРЕВ. Фото автора

Я стою на мусорной урне, балансируя, гляжу в камеру. Передо мной огромный мост через Волгу. Меня немножко пошатывает, и я пытаюсь держать равновесие, несколько раз нажимаю па спуск затвора.

- Это шпион!! Товарищи!! Товарищи!! Сюда! Шпион! Несколько человек окружили меня. Обернувшись, я начинаю терять равновесие и пытаюсь не упасть.

- О, как извивается! Улизнуть хочет! Хватаем его! Крепкие руки стащили меня с урны, сорвали аппаратуру. Подъехал воронок, и я оказался в окружении людей, которые суетились вокруг меня совершенно молча. Автомобиль остановился около здания с колоннами . Через несколько секунд я оказался в небольшой комнатке с лампочкой и скамейкой.

- Аппаратура, плёнка?

- Здесь, в кофре. Этот аппарат с чёрно-белой, а вот с цветной.

- Цветной подождёт.

Сколько сидел - не знаю. Мне хотелось спать, потом мне не хотелось спать... потом опять хотелось спать... Лязгнула дверь. Блеснула металлом лампочка. Из дверного проёма я услышал:

- Встать. За мной.

Мы вошли в огромную темноватую комнату. В середине стоял стул.

- Сесть.

Я повиновался. Передо мной оказался большой, длинный, накрытый каким-то тёмным материалом стол, за которым сидело человек десять в штатском. Справа, на торце, замыкал президиум человек в генеральской форме.

- Кто? Зачем?

Мне задавали одни и те же вопросы по многу раз. Общего языка не получалось. Я чувствовал непреодолимую вялость. Во мне пытались разглядеть шпиона. Ситуация казалась абсурдной и даже смешной, и я эту мысль произнес вслух.

- Ну, что же вы меня называете шпионом, мне ещё только двадцать лет. Я только-только...

- Шпионы бывают разные... Признавайтесь. Зачем вы снимали в ту сторону?

- Это красиво: мост, прекрасная погода.

- Зачем встали на урну?

- Композиция требовала, а кидать окурки можно в другую урну.

- Он ещё и шутит! - вставил стоящий рядом лейтенант.

То, что происходило, разговором не назовёшь, да и ощущение времени как-то стёрлось.

Я повторял одно и то же: «снимал», «мне нравится», «красиво».

Атмосфера сгущалась. Президиум стал совещаться. Близилась развязка.

Неожиданно я вспомнил улыбчивое лицо моего на

ставника, Кирика Владимировича Орлова, главного художника издания, на которое я работал. Вспомнил его напутственные слова:

- Лёнечка! Начинаем работать... Навести родителей. Немного отдохни. Недельки две, не более. - при это он улыбнулся по-отечески и добавил:

- Ты ведь едешь на Волгу. Василий Захарченко как главный редактор подписал бумагу, чтобы оказывали тебе всяческое содействие в съёмке. Снимай, Лёня, всё. Приедешь - разберёмся.

Как наяву я снова услышал эти слова. Вскочив со стула, я выпалил:

- Что вы, на самом деле! Препятствуете выполнить задание! Мне поручили!

Стало тихо. Несколько секунд вся группа белым глазом смотрела на меня.

- Я снимаю для Брюсселя, для газеты «Спутник», для Всемирной выставки. На многих языках. Вот бумага -моя правая рука опустилась во внутренний карман куртки.

Люди напряглись.

- Брюссель... Иностранец? Почему не обыскали? Молниеносное движение со стороны лейтенанта, и бумага на бланке газеты «Спутник», выходящей в советском павильоне Всемирной выставки, оказалась в руках председательствующего.

Листок немного дрожал в его руках. Участники допроса образовали группу вокруг бумаги. Задние вытягивали шеи, пытаясь одновременно прочесть загадочный документ... Взгляды снова устремились на меня... Кто- то тронул меня за плечо. Очнувшись, я увидел перед собой лейтенанта:

- Ну, фотограф, пойдём.

- Цветную плёнку проявили? - поинтересовался я. Лейтенант внимательно посмотрел на меня, но ничего не сказал.

Солнечный свет ударил в глаза, цвета переливались и вспыхивали яркими звёздочками, было больно смотреть. Я глупо улыбался. Смятение чувств переросло в ощущение надежды.

Те далёкие дни оказались для меня чрезвычайно плодовитыми. Родились кадры, неоднократно опубликованные. Именно этими изображениями я обратил на себя внимание Лидии Павловны Дыко, автора книг по фотокомпозиции и моего будущего преподавателя во ВГИКе.

Спустя несколько десятилетий, случайно увидел на телевизионном экране информацию о городе, в котором начиналась моя профессиональная судьба. Оказывается, в тех местах находился завод, принимавший участие в создании атомной бомбы.

Дымовая труба этого завода не вошла в мои композиции - видимо, была недостаточно красива, тм

www.technicamolodezhi.ru

45

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Мост из бумаги

Близкие к этой страницы
Понравилось?