Юный техник 1960-08, страница 80

Юный техник 1960-08, страница 80

Вспомнился слышанный от него самого рассказ о том, как автоматическая ракета, возвращавшаяся со школьной экскурсией с Марса, испортилась, не могла приземлиться и перешла на круговую орбиту, как пилот — испытатель нового типа двигателя услышал в своем радио плач испуганных детей, лег на параллельный с ними курс и развлекал их сказками целые сутки, пока не подошла спасательная группа. Для детей время прошло незаметно, но пилот совершенно изнемог и от усталости и от голода, так как испытательные полеты всегда коротки и в них не берут никаких запасов. Но Зорин говорил тогда, что этим пилотом был Амета...

Я взглянул. Широкая, могучая грудь его неровно поднималась от порывистого дыхания.

Вдруг он шепнул:

— Лодки... Такие лодки...

— Что ты говоришь? — наклонился я и нему.

— Из коры... Я вырезал в детстве .. дай...

— Тут... тут нет коры...

— Да... а ветки... сирень... дай...

Я кинулся к столу. Там в пустой банке стоял пучок сухих веток. Когда я вернулся к нему с ними, он был уже мертв.

Тогда я закрыл ему лицо, вышел в шлюз, надел скафандр, взял инструменты и пошел к укрытию автоматов. Вместе с ними я за три часа установил новые сегменты в рефлекторе антенны, выпрямил мачту, отремонтировал ее, натянул тросы... Все это я делал как в странном сне, — очень деятельном, поразительно реальном, но все-таки во сне, а в глубине души я был убежден, что стоит мне по-настоящему, сильно захотеть, и я проснусь.

Вернувшись, я пошел наверх, к радиостанции, и включил ток. Рупоры глухо загудели. И вдруг маленькое помещение наполнилось сильным, чистым, четким голосом:

— ...и четырежды — координаты. Завтра в шесть утра по местному времени «Гея» ложится на ваш курс и прибудет на астероид через двенадцать дней. Мы чрезвычайно встревожены вашим молчанием. Будем вызывать вас круглые сутки. Говорит Ирьола с корабля «Гея» на шестой день после установления связи с Белой Планетой. Теперь будет говорить Анна Руис.

Рупор щелкнул и на мгновение умолк. Но я слышал только предыдущие слова, от которых кровь у меня зашумела; я вскочил, кинулся к двери и сбежал вниз, нрича во весь голос:

— Я не лгал, Зорин! Я не лгал! Все ~то правда! Правда!..

Я схватил его и тряс так, что тяжелая голова мела подушку светлыми волосами.

Я опустил ее. Она бессильно легпа. Я упал ничком, рыдая. Что-то билось в моем сознании, что-то меня звало, молило, просило... Я очнулся. Это была Анна. Гслос Анны. Я хотел бежать наверх, но не смел оставить Зорина одного. Я двинулся к лестнице медленно, спиной вперед, не с водя взгляда с его застывшего лица. Тут Анна позвала меня по имени, и я отвернулся от умершего. Ее голос был все ближе. Поднимаясь по лестнице, я взглянул вверх и в открытом чечевицеобразном окне увидел Южный Крест, а пониже — бледное пятно: холодным, спокойным светом сияло там облако Магеллана.

КОНЕЦ -

Сокращенный перевод с польского 3. БОБЫРЬ

В этом номере мы закончили печатание отрывков из книги польского писателя-коммуниста Станиславы Лема «Облако Магеллана» Вы можете прочитать ягу книгу и полностью- она недавно вышла в Государственном издательстве детской литератугы. Надеемся, что вы с интересом прочтете обо всех событиях, которые предшествовали первому полету людей за пределы солнечной системы на первом межзрездном корабле ♦Гее» в XXXII веке. Ст. Лем рассказывает о люпях к^*^унистиче~*<ого общества о могучем расцвете науки и техники на Земле, о полном завоевании че ловеком природы и осриении им планет солнечной системы.

66

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?