Юный техник 1967-07, страница 9




Юный техник 1967-07, страница 9

— Кузнецы сразу поняли, что за сваркой будущее, — вспоминает Николай Константинович, — Но к ней вот так, с ходу не подступишься. Это мы тоже поняли. Пошли учиться в Учебный комбинат. Понемногу привыкли, разобрались. И вот появились наши первые вагоны — мягкие, с четырех- и двухместными купе. Вагоны международного класса.

В 1937 году один из вагонов завода отправили в Париж, на Всемирную выставку. Там он получил высшую награду — «Гран-При». Так бывший обозный завод завоевал международную славу. Не обычным предприятием он стал, а ведущей лабораторией отечественного вагоностроения. За толстыми стенами бывших каретных сараев рождались быстрые экипажи для стальных магистралей страны.

Война сорвала все планы. Завод эвакуировался, но многие работники остались. Вспоминая о боевом времени, Н. К. Рощин рассказал об одном, по-своему уникальном, эпизоде:

— Мы танки ремонтировали на месте, там где их подбили. Машину подтягивали к талям, подвешенным между двумя деревьями. С помощью блоков снимали мотор, а если требовалось^ то и башню.

Покачивались в снежном лесу обгорелые машины, попыхивал огонек сварки. Потом танки шли на передовую. Завод-солдат был награжден боевым орденом Красной Звезды. Не у многих предприятий есть эта ратная награда. На груди Н. К. Ро-щина появился орден Ленина.

Как будто в новое место пришел он, переступив порог кузницы после войны. Ржавь^й металл, рваные дыры в стенах, тишина. В сейфах — чертежи, в которых Сконцентрировались ум и талант довоенного коллектива. Многое устарело. Но по-прежнему, как и раньше, главное — цельнометаллический вагон.

Он стоил многих трудов, но удал

ся — кондиционированный воздух, дневное освещение, холодная и горячая вода. А за панелями купе, невидимые пассажирам, уложены сотни метров труб и километры проводов.

Усовершенствовалась со временем и кузница. Появилась точечная сварочная машина. Сталь начал потихоньку теснить легкий алюминий.

— А вот здесь,— показывает Николай Константинович, — раньше собирали телеги. Теперь тут участок литья под давлением.

И хоть кузнецы сегодня что «белоручки», без их старого умения не обошлись, выпуская двухэтажный вагон. Для него понадобилась изогнутая в середине рама. Ведь он высок, а для дорог рост нужен ненамного выше обычного.

В кузнице не нашлось подходящего оборудования, чтобы изогнуть швеллеры. Решили «старики» — сделаем вручную. Молодые отказались.

— Швеллеры изогнули, — улыбается Николай Константинович. — Может быть, не совсем так, как хотели конструкторы... Но место для второго этажа освободили.

Многие, наверное, видели туристский вагон. Он побывал на разных дорогах страны: под среднеазиатским солнцем и за Полярным кругом, проделал многодневный пробег до Владивостока, достойно выдержал высокую скорость Октябрьской магистрали. Рама исправно несла службу.

— Сейчас у нас новые заботы. Вступает в строй Бакинский, а потом и Харьковский метрополитены. Мытищинский завод уже не может насытить все подземки. Строить поезда для метрополитенов будем теперь и мы, — заканчивает разговор Н. К. Рощин.

Когда откроются новые метрополитены, обратите внимание на их элегантные вагоны. На них вы увидите табличку: «Сделано Ленинградским вагоностроительным залодом».

1м ___



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?