Юный техник 1974-11, страница 45

Юный техник 1974-11, страница 45

Коротко об авторе

Латышские школьники хорошо знают книги своего земляка, видного мастера латышской литературы Яниса Яунсудрабиня. Он прожил большую, нелегкую, полную труда жизнь. Сын батрака, Янис с малых лет зарабатывал себе на жизнь, помогая семье. Он был свинопасом, пастухом, рабочим, учился в волостной школе, а потом в земледельческом училище. В пути от деревенского мальчишки к писателю его компасом были великая жажда знания и природный талант.

Сегодня мы предлагаем вам два рассказа Яунсудрабиня из его «Белой книги». Это лирическое повествование о горьком прошлом латышского народа, о бедном детстве героя, о добрых, работящих людях, окружавших его. О бабушке — неутомимой фантазерке и великой труженице; о кузнеце Шукаве — большом мастере своего дела; о грустно-милой родной природе; о нехитрых развлечениях мальчика Яниса; о том, как пробуждается и становится страстью стремление познать во всех проявлениях жизнь, кан формируется человеческий характер.

заслон с вмятинкой посередке, подливали в нее немножко свиного жира и вставляли нижний конец стояка.

На этом большущем мотовиле можно было покататься. Сяду на поперечину и держусь руками за боковую палку, чтобы не свалиться. И тогда хозяйка или моя мать разочка три-четыре толкнет рукой боковины — и я лечу себе как птица.

Потом ткачихи приступали к снованию. Перво-наперво все они собирались вместе, держали совет, по скольку кругов сновать. В одном круге дюжина локтей. И кругов таких, бывало, наснуют по целой дюжине. И впрямь тогда опостылеет сидеть и сидеть за кроснами.

Но случалось и так, что хоть и меряли-считали, а основа выходила на несколько пасем уже, нежели было задумано.

Пряжа перематывалась с двух или трех тюриков, но если сновали пеструю основу, то тюрики эти торчали вокруг сновальщицы, как пеньки. Сперва нить бежала прямо к потолку и через блестящее латунное колечко спускалась в руку сновальщице, та ее пускала вокруг сновалки, кругами сверху вниз и обратно, снизу

вверх. Сновалка походила тогда на полосатый верстовой столб.

Наверху и внизу на сновалке были колки, нить только огибала их и шла в обратную сторону. На нижней перекладине имелся еще один колок, и на него нить надо было набрасывать напере-сменку — то поверху, то снизу, тогда получались перекрестные петли. И так споро они нарастали, просто диво.

Но снимать пряжу со сновалки не так-то просто. Сновальщица садилась на корточки, пересчитывала нити в перекрестных петлях, и если было их, сколько требовалось, то скрепляла каждую петлю перевязкой, вынимала по очереди один колок, другой и заплетала пряжу петлю за петлей в цель. А чтобы сновалка стояла неподвижно и пряжа не путалась и не соскальзывала, я крепко придерживал ее руками и отпускал ровно столько, сколько требовалось. Сновальщица, поочередно меняя руки, сплетала пряжу звено за звеном — в короткую цепь. Делалось это для удобства и чтобы не вытягивались нити.

Ну вот теперь уже и можно метать бердо и начинать навивку. В петли вдевают рейки, а концы нитей навивают на пруток в

41

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?