Юный техник 1978-02, страница 40

Юный техник 1978-02, страница 40

препятствий и человеческих достоинств... Он очертя голову бросался в самые отчаянные предприятия, всегда готов был сжечь свои корабли, подобно Агафоклу, всякий час рисковал сломать себе шею и тем не менее всегда вставал на ноги, подобно игрушечному ваньке-встаньке... Он был глубоко бескорыстен, и бурные порывы его сердца не уступали смелости идей его горячей головы...»

Искушенный читатель удивится — ведь эти цитаты тоже взяты из фантастической книги Жю-ля Верна? Да, но современники без труда узнавали по таким описаниям знаменитого Феликса Турнашона, известного всем под псевдонимом Надар. Так кто же он, Надар?

Издатель веселых журналов и талантливый художник-карикатурист, театральный художник и блестящий журналист, автор очерков, фельетонов, эссе — вот кто такой был Надар. А сверх этого изобретатель, воздухоплаватель. И еще: его с полным основанием называют отцом современной художественной фотографии.

Подчеркнем это слово — художественной, ибо чуткой, артистической натуре Надара были чужды приемы современных ему фотографов, которым их «модели» подолгу позировали, принимая неестественные, парадные позы. В фотоискусство он привнес свой талант изобретателя и первым применил для фотографирования электрическое освещение от гальванических батарей. Сделанные Недаром фотографии А. Дюма-отца, Ф. Шопена, Ф. Листа, Ж- Санд, Э. Делакруа, М. Бакунина, Э. Мане и по сей день остаются блестящими образцами портретного искусства. Этот веселый, насмешливый человек рассказывал своим друзьям, лукаво посмеиваясь, как однажды он сделал фотопортрет Наполеона III и как император недовольно отодвинул фотографию, увидев на

ней коротконогого человека с самой обычной, заурядной внешностью. «Что поделаешь, ваше величество, — сказал в эту минуту Надар, — такой оказалась натура». — И фотограф иронически склонился перед императором...

Дарования его были непомерно широки и многообразны. Он мог бы, наверное, стать первым в любой сфере, которую бы выбрал, но вместо этого прославился сразу во всех. Проекты один другого невероятнее так и теснились в голове этого необузданного фантазера. Он го устраивает в своем доме большую выставку полотен непризнанных художников, своих друзей, тех самых, что потом получат звучное звание «импрессионисты» и будут прославлены по всему свету. А до этого он увлекается воздухоплаванием и, кстати, поднявшись над Парижем, делает с воздушного шара первую в мире аэрофотосъемку. Или, когда снова в который уже раз проявляется его тяга ко всему громадному, грандиозному, принимается за осуществление невероятного проекта...

Но тут, впрочем, и подошли мы к истории дружбы знаменитого уже Надара и молодого, начинающего писателя Жюля Верна. «Во мне накопилось столько энергии, что я кажусь себе лейденской банкой», — в шутку сказал как-то Жюль Верн своему приятелю, с которым познакомился в начале 60-х годов прошлого века. И именно он, Феликс Турнашон, Надар, Дал Жюлю Верну тему его первого романа «Пять недель на воздушном шаре». И постоянно консультировал писателя во время работы.

Нетрудно понять, откуда взял Надар идею романа, — ведь сам он в то время был занят, вернее, целиком поглощен созданием воздушного шара, равного которому еще не строил никто. Сшитый из тысячи кусков шелка «Гигант» — такое название получил шар — превосходил размерами

38

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?