Юный техник 1979-05, страница 28




Юный техник 1979-05, страница 28

флагштоком, пока эокадра с победой не вышла из боя.

Я слышал об этом эпизоде, но не знал, откуда родом Загуренко, где он сейчас. Музейный экспонат подсказал: моряк здравствует. Он николаевец. Но как разыскать ветерана? Взял телефонный справочник, открыл на букву 3. Есть Загуренко А. М. Набираю номер.

— Александр Михайлович? — спрашиваю с надеждой, что это именно тот Загуренко, а не однофамилец.

— Да, слушаю вас.

— Вы служили на «Сообразительном»?

— Было дело.

— Александр Михайлович, — обрадовался я, — вы смогли бы уделить мне часок-другой?

— Ну что же, — отозвался невидимый собеседник, — приходите вечерком ко мне домой.

Встретил меня высокий, худощавый, белый как лунь человек. Лицо испещрено морщинами, две глубокие вертикальные у рта говорят о том, что прожиты нелегкие годы. Но серые глаза под высокими вразлет бровями смотрят молодо и добродушно.

Прошу вспомнить о былом.

— Трудное было время. Воевали как все... Почему флаг держал под огнем? Пока он развевается над эсминцем, значит, корабль боевая единица. Флаг спускают, когда корабль сдается. Это вошло в нашу плоть и кровь — флаг не должен быть спущен перед врагом никогда...

Говорит Александр Михайлович больше не о себе, а о корабле, об экипаже. Достал большую старую фотографию — весь боевой коллектив, около 300 человек. Молодые безусые парни.

— Многих нет в живых — остались навсегда на фронтовых дорогах, — с грустью говорит Александр Михайлович. — Вот Валентин Ходырев, у нас, на «Сообразительном», был артиллеристом — весельчак и жизнелюб... — Вете

ран умолк, мысленно вернувшись в те дальние годы, вспомнив боевого побратима.

Имя Валентина Ходырева дорого каждому николаевцу: он один из шестидесяти восьми героев-десантников, освобождавших город корабелов. Добровольцем уйдя с эсминца в морскую пехоту, Валентин попал в легендарный отряд лейтенанта Ольшанского. Холодной мартовской ночью 1944 года десантники на рыбацких лодках незамеченными пробрв-лись к николаевскому элеватору и тут закрепились. Наутро, обнаружив у себя в тылу советских морских пехотинцев, фашисты бросили против них три батальона пехоты. Двое суток длился яростный бой. Десантники отразили 18 атак, свыше 700 человек потеряли гитлеровцы убитыми и ранеными. Но поредели ряды защитников маленького плацдарма на берегу Южного Буга. Геройски погиб и Валентин Ходырев. Израненный, он бросился со связкой гранат под фашистский танк.

— Да, люди на «Сообразительном» были замечательные. — Лицо Александра Михайловича оживляется, как бы озаряется мягким внутренним светом. — И командир наш Ворков Сергей Степанович, и мичман Кушнарен-ко Николай, и матрос Голимби-евский Анатолий. Да... Анвтолий тоже ушел в морскую пехоту. Сражался под Севастополем. На Малой земле был. Там-то, на Малой земле, получил тяжелое ранение. Командир наш Ворков справедливо заметил, что Анатолий имеет больше ран, чем наград за всю войну. Этот стойкий, мужественный человек сродни Маресьеву. Ему ампутировали обе ноги, но Анатолий не пал духом: он учился и трудился, получил образование, нынче работает инженером в Ленинграде. На каждый наш сбор приезжает, дорожит фронтовой дружбой...

Александр Михайлович тепло говорит о товарищах. О себе же

26



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?