Юный техник 1979-05, страница 29




Юный техник 1979-05, страница 29

умалчивает. Как говорится, клещами приходится вытаскивать сведения о себе. Войну прошел, в глаза смерти смотрел, был тяжело ранен, семь месяцев в госпиталях лежал, за мужество награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалями. Но не считает это подвигом: просто выполнял воинский долг. Воевал так же, как до войны работал на обувной фабрике, а после демобилизации на николаевских стройках: добросовестно и честно. И никогда после войны не говорил о своих заслугах. Даже соседи узнали о ратных подвигах Загуренко только из газет.

И в залах музея, и сейчас, в разговоре с ветераном, не выходил из ума феномен «Сообразительного», сумевшего пройти сквозь огонь и воду, сквозь ад войны. В чем секрет?

— Секрет? — Александр Михайлович задумался на какую-то секунду и ответил убежденно: — Секрет в людях. Командир у нас отличный был, отважный, расчетливый, умный. И экипаж дружный и смелый. Дисциплина строжайшая на корабле была. И главное, думали не о себе, а о Родине, ярой ненавистью ненавидели врага, принесшего на нашу землю горе и смерть. И, может быть, нам чуть-чуть везло, хотя везет, по-моему, тому, кто отлично владеет воинским мастерством. — И вспомнил интереснейший случай.

«Сообразительный» стоял у пирса в Новороссийске, когда налетела вражеская авиация. Команда быстро и четко заняла боевые места. Поднимались в воздух столбы воды и грунта. Несколько бомб упали недалеко от корабля. Одна угодила в железнодорожное полотно. Мощным взрывом вырвало рельс и бросило в эсминец. Рельс пробил борт и застрял в пустой кают-компании — единственное серьезное повреждение. Никто не пострадал. Второй заход самолетов эс

минец встретил, как всегда, умелым маневром.

В светлице уютной квартиры ветерана на видном месте портрет чернявого волевого юноши.

— Сын, Николай, — кивнул Александр Михайлович, перехватив мой взгляд. И добавил с гордостью: — Тоже моряк.

Ветеран достал письмо из воинской части и протянул мне.

«Мы рады сообщить, — говорилось в письме, — что Николай с первых дней службы зарекомендовал себя как дисциплинированный, исполнительный воин, свято выполняющий свой конституционный долг перед Родиной. Вы можете гордиться сыном, он достойно продолжает славные боевые традиции старших поколений... Большое спасибо Вам, Александр Михайлович и Юлия Семеновна, за хорошее воспитание сына».

Да, Александр Михайлович не скрывает радость и гордость.

— На одном флоте принимали присягу я и сын. Я в сороковом, он в семьдесят восьмом.

На новом «Сообразительном» — большом противолодочном корабле — в матросском кубрике есть койка, на которой никто не спит. Она всегда аккуратно заправленв, сверху бескозырка, внизу рундучок с вещами. Это койка артиллериста с эсминца «Сообразительный» времен войны Героя Советского Союза Валентина Ходырева, имя которого навечно зачислено в состав экипажа. Здесь же отчеканенное на металле письмо матери героя к молодым морякам. «Родные, сыны мои...» — обращается она к экипажу и призывает любить Родину, как зеницу ока беречь ее, зорко стоять на страже мира.

— Вот чего бы мне очень хотелось, — поделился Александр Михайлович, — так это чтобы сын мой Николай попал служить на «Сообразительный». Это было бы здорово...

В. КАРПЕНКО

27



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?