Юный техник 1981-06, страница 70

Юный техник 1981-06, страница 70

и определенной частотой колебаний. Самый низкий музыкальный звук — это 18 колебаний в секунду, или 18 герц. Более низкие частоты ухо уже не воспринимает. Самый высокий — 4700 герц. Звуки выше этого предела хоть ухо и слышит, но они кажутся скорее писком, чем музыкальным звуком. Количество колебаний определяет основную характеристику музыкального звука — его высоту. Она-то нам и понадобится, а остальных трех характеристик — силы, тембра и длительности — мы коснемся мимоходом.

I

I

АС

Наше ухо очень чувствительно, в пределах музыкального диапазона, границы которого мы обозначили, оно замечает изменение частоты всего на один герц. Естэ-ственно предположить, что музыкальных звуков должно быть почти 4700. Но их не набирается и сотни. 88 клавиш фортепиано — это почти все, что мы имеем. Ниже могут опуститься только несколько самых больших труб органа, а выше забирается лишь миниатюрная флейта-пикколо. Человек выбрал меньше ста разных частот из нескольких тысяч возможных, а остальные оставил вне музыки вообще.

На чем же основывался выбор? Есть ли тут система?

Конечно, есть. Часть этой системы — деление музыкального диапазона на октавы. Чтобы было понятнее, что это такое, сделаем небольшое сравнение.

Положите перед собой метровую линейку или хотя бы представьте себе ее. Метр делится на

дециметры. 10, 20, 30, 40 сантиметров и так далее. Если брать каждый дециметр отдельно, он будет равен любому другому.

Октавы тоже равны между собой, но числовая последовательность здесь сложнее. Если вы возьмете в левой части клавиатуры звук «ля» с частотой 55 герц, а потом будете поочередно нажимать каждую восьмую вправо белую клавишу, вы получите такой ряд частот: 55, 110, 220, 440, 880, 1760, 3520. Частоты не прибавляются, как дециметры, а удваиваются.

И то и другое легко объясняется. Счет десятками произошел от десяти пальцев на руках. Каждое круглое число завершало предыдущий десяток и служило точкой отсчета для нового. А здесь каждый еосьмой звук завершает одну октаву и открывает следующую, отсюда и значение слова «октавз» — восьмой. Как пальцы определили границы десятков, так наш слух определил границы октав. Звук с частотой вдвое больше кажется нам хоть и выше предыдущего, но очень похожим на него по восприятию Ухо, сравнивая эти два звука, наделяет их одним качеством. Причем они настолько близки по характеру, что если взять их одновременно, мы услышим не два звука, а один. Никакое другое соотношение частот не дает такого эффекта. Естественно, не имело смысла считать разными столь похожие звуки. Вот почему с каждой восьмой клавиши, то есть с каждого удвоения частоты, начинается тот же отсчет названий. А чтобы отличать одну октаву от другой, им тоже дали названия. Посередине клавиатуры размещается наиболее употребительная первая октава. Вправо от нее — вторая, третья, четвертая и кусочек пятой. Влево — малая октава, большая, контроктава и кусочек субконтроктавы.

Частоты звуков внутри октавы тоже не подчиняются такой простой последовательности, как сан-

до ре ми а>А соль ля см

Ъ*

67

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?