Юный техник 1984-10, страница 33

Юный техник 1984-10, страница 33

Выяснилось, что сама конструкция машины здесь ни при чем, а виновата многократная перегрузка, которую испытывает организм летчика при выводе самолета из крутого пике. Чаще всего перегрузка не сказывалась на действиях летчика. Но иногда пилот на секунду-другую терял сознание, и этих коротких мгновений было достаточно для трагедии...

Михаил Семенович Козодон изобрел автомат, который сразу же после сброса бомб выводил самолет из пике без участия летчика.

Как работал этот автомат?

На задней кромке руля высоты располагается небольшая плоскость, которая называется триммером. У этой детали есть вполне определенное назначение. Бывает, из-за не совсем удачной загрузки или по другим причинам машина в полете стремится поднять или опустить нос. Не будь триммера, летчику приходилось бы все время поддерживать горизонтальный полет штурвалом. А триммер, поставленный летчиком в нужное положение, под напором ^тречного потока воздуха сам отклоняет руль высоты на постоянный, обычно небольшой, угол вверх или вниз, избавляя пилота от лишних хлопот. Триммерами оснащаются и элероны — на тот случай, если самолет стремится к крену.

Так вот, главной действующей деталью автомата стал триммер руля высоты. Одновременно с нажатием на кнопку бомбосбрасывателя триммер автоматически отклонялся и ус

танавливал руль в положение, необходимое для вывода самолета из пике.

К началу войны бомбардировщики Пе-2 уже были оснащены автоматом Михаила Семеновича Козодона. Конечно, война есть война, и не всегда машины возвращались на свою базу после боевого задания. Однако случаи гибели экипажа из-за потери летчиком сознания во время перегрузки были полностью исключены.

Немецкие пикирующие бомбардировщики тоже оборудовались подобными автоматами. Но разница была существенной, и заключалась она в степени надежности. У них бомбосбрасыватель работал от электрического привода, а автомат — от гидравлического. Два разных типа привода не вполне координировались между собой. А на самолетах Пе-2 и сбрасывание бомб, и отклонение триммера управлялось одним и тем же электрическим импульсом.

Михаил Семенович до сих пор получает и бережно хранит благодарственные письма от летчиков, которым случалось терять сознание во время бомбовой атаки и которые тем не менее остались живы.

А вот слова из официального документа: «...Творческий вклад тов. Козодона М. С. в годы войны в какой-то мере приблизил День Победы».

От вечного двигателя до вечного лекала

А начинал Михаил Семенович (тогда еще просто Миша, по-

31

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?