Юный техник 1985-01, страница 25

Юный техник 1985-01, страница 25

Прошел я эти пятнадцать метров, стал взбираться по вертикальному трапу, вылез из люка по пояс. И тут рваный край металла зацепил груз на спине. Сместился и груз, что был на груди. Меня как бы переломили тяжесть и течение. Манишка комбинезона стала давить на горло, шлем сдвинулся так, что я затылком не мог достать клавишу, с помощью которой стравливается отработанный воздух. Голова пошла кругом... Счет времени потерял. Водолаз, что пошел мне на выручку, сперва не понял, в чем дело. Стал было пошевеливать меня, а грузы еще больше сдвигаются, еще больше душит меня манишка. Сил у меня еще хватило взять его руку, повести себе за спину. Тогда он все понял. Снял меня с «крюка», и нас выбросило, как из катапульты, на поверхность. Потом говорили: «Синий ты был, Павел...»

И самому приходилось не единожды выручать товарищей из разных передряг.

А все же случалась у нас и радость большая. Это когда после долгих месяцев работы затопленный пароход был готов к подъему. Вот все в последний раз проверил. Поднимаешься наверх, докладываешь: «Можно включать компрессоры». И они начинают работать, гнать воздух в понтоны. А Волга не хочет отдавать судно. Оно как бы намертво приклеено ко дну. Стоишь и смотришь с волнением: не допустил ли какую ошибку, из-за которой многомесячный труд — насмарку. Но наконец пузыри, пузыри появляются на поверхности реки. Значит, растревожен ил... И вспучивается река. И вырвавшийся из плена реки пароход буквально вылетает на поверхность. С надстроек, палуб скатываются во

допады воды. Зазевавшаяся рыбина бьется среди тины...

После первого такого судоподъема понял я, что останусь водолазом навсегда и из города Сталинграда никуда не уеду.

В послевоенные годы прокладывали водолазы по дну реки трубы газопроводов и нефтепроводов, силовые кабели. Но даже через десятилетия вдруг снова напоминала о себе минувшая война.

Для труб по дну реки положено вымыть траншею. Потом труба на плаву вытягивается, ее нагружают бетонными или чугунными хомутами, и она опускается. А мы внизу следим за тем, чтобы труба легла точно в траншею. Так вот, вымываю я траншею. И вдруг упираюсь в стену. Отсосал побольше грунта, и оказалось, что это военный понтон, груженный боеприпасами: минами, снарядами.

Вызвали минеров. А как им под воду лезть? Нет среди них водолазов. И тогда получили мы точные инструкции от их командира, поодиночке стали спускаться на тот понтон, осторожно стропить ящики и тихонько поднимать их наверх. Поодиночке работали под водой. Мало ли что могло случиться? Уж лучше пусть я один погибну, чем целая бригада водолазов,— так рассуждал и я, и мои товарищи. Разгрузили понтон, а потом его волоком на берег вытянули.

Служил водолазом Павел Ни китич до 1970 года. Положено водолазу в 50 лет на пенсию уходить, а он и после 1970 года остался на плавбазе, правда, уже водолазным старшиной. Теперь он чутко следит за тем, как работают люди под водою, сам учит молодых водолазов.

Записал С. ЧУМАКОВ

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?