Юный техник 1986-03, страница 37

Юный техник 1986-03, страница 37

фронта — в интернат под Киро-вом. Там они прожили три года, три самых страшных года своей жизни, не получая даже писем от близких. Самой интересной радиопередачей для них, как и для всех советских людей, были сводки Информбюро. С особым нетерпением ждали ребята вестей с Ленинградского фронта...

Осенью 1943 года Ленгорис-полком и бюро горкома партии приняли постановление о подготовке высококвалифицированных кадров строительных работников для восстановительно-реставрационных работ в городе. Было решено создать архитектурно-художест-венное училище. Ребята затаив дыхание слушали эти сообщения.

В Ленинграде еще рвались снаряды, а уже первые энтузиасты — ленинградские дети, подросшие и возмужавшие в интернате, возвратились в изуродованный войной родной город, чтобы поступить в новое ремесленное училище. Важнее дела, которому им предстояло учиться, для них не существовало.

В числе этих ребят была и Надя, буквально бредившая восстановлением любимого города. В детстве она хорошо рисовала, мечтала стать художни-ком-пейзажистом. Наверное, так бы оно и произошло, если бы не война и не разрушенный фашистами Ленинград. Она поняла, что сегодня от нее требуется совсем другое. Вместе с другими подростками Надя разбирала разрушенные дома. Конечно же, участвовала в капитальном ремонте классов собственного училища. Приходилось

трудиться и за каменщика, и за отделочника, и за маляра... В те дни Надя и не догадывалась, что, наводя элементарный порядок в родном городе, она осваивает азы своей будущей сложнейшей профессии.

Наде тогда исполнилось 15 лет. Не по возрасту маленькая и худая, она, как и все ученицы, получила казенную серую шинель, на вороте которой красовались буквы ЛХПУ — знак училища. Надя так гордилась этим знаком, что не замечала ни грубости шинельного сукна, ни неженственности фасона. Распорядок жизни учеников был суров. До двух часов дня они учились, затем, после обеда, работали до позднего вечера, разбирая руины и завалы на улицах.

Уже через полгода ребятам доверили восстанавливать росписи потолка в театре имени Кирова. Руководил их работой известный художник-реставратор В. С. Щербаков. Работа была весьма ответственной: предстояло расчистить уникальную живопись театрального потолка от копоти и загрязнений.

Для этого каждому выдавали несколько белых пшеничных батонов. Их влажной мякотью и чистили старинные плафоны. За все голодные военные годы подростки еще ни разу не ели — да что там говорить, даже и не видели такого хлеба. Запах его пьянил... Но никому из ребят ни разу даже в голову не пришло откусить хотя бы кусочек!

Через год точно так же расчищали живопись и лепку Павловска. Они знали, что в Павловском дворце возможны не-извлеченные немецкие мины.

3 «Юный техник» № 3

33

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?