Юный техник 1994-03, страница 38

Юный техник 1994-03, страница 38

еще нескольким единомышленникам организовать выставку на тему межпланетных полетов. Я, конечно, тут же вспомнил о своем реактивном авто и решил использовать его как действующий экспонат. Проблему с заправкой сжатым газом мы решили очень просто: купили баллон сжатого углекислого газа у продавца газировки.

На том же принципе работал построенный тем же летом реактивный глиссер, который, к удовольствию окрестных мальчишек, мы запускали в пруду Измайловского парка. Осенью того же года во Дворце пионеров и школьников Бауманского района Москвы был создан и первый кружок юных ракетомоделис-тов —■ один из первых в стране, а возможно, и в мире. И я стал одним из его руководителей.

— А что было дальше?

— Я закончил институт и начал искать более серьезную работу. Это оказалось не так просто. Б РНИИ меня с моим образованием не взяли, да к тому же там начались административные и прочие неурядицы. И при содействии институтского товарища я устроился конструктором в КБ ПЭКВЭС. Занималось учреждение со столь странным названием созданием ветряных двигателей, а принимал меня на работу не кто иной, как— Юрий Васильевич Кондратюк!

Понятное дело, я знал, что на свете есть такой Ю.В.Кондратюк, который написал одну из моих любимых книг «Завоевание межпланетных пространств». Но тот Кондратюк, как мне было известно, живет и работает в Новосибирске. И я решил, что имею дело с его однофамильцем, специалистом по ветряным двигателям. Когда же, чисто случайно, истина прояснилась, я спросил Юрия Васильевича, поддерживает ли он связь с ракетчиками из бывшего ГИРДа? Он скупо ответил, что нет, и больше на эту тему не распространялся.

Так мы и работали вместе с ним до начала войны, вместе и на фронт попали, где я видел его последний раз в сентябре 1941 года. Во время наступления гитлеровцев на Москву Кондратюк пропал без вести и по сей день о его кончине мало что известно.

Все, что мог, я рассказал об этой загадочной личности в своей книге «Ю.В. Кондратюк», и здесь мне не хотелось бы повторяться.

—■ Хорошо, пусть о судьбе и работах Юрия Васильевича ребята сами почитают. А к вам следующий вопрос: закончилась война, и что было дальше?

— Меня демобилизовали из армии еще до окончания военных действий — 26 января 1944 года. И направили по распоряжению Государственного Комитета Обороны в особую лабораторию, где разрабатывались и испытывались новые образцы ракетного оружия.

Через некоторое время, после очередной реорганизации, я очутился в другой лаборатории, где стал работать под руководством уже знакомого мне И.А.Меркулова. Занимались мы разработкой прямоточных и пульсирующих воздушно-реактивных двигателей. «Печкой», от которой мы стали «плясать» в той работе, послужил немецкий турбореактивный двигателе ЮМО 004.

Почему нам пришлось заимствовать опыт немецких конструкторов, ныне общеизвестно. Перед самой войной в нашей стране были прекращены практически все работы по этой теме. И те из ракетчиков, кто не сидел в «шарашках» и лагерях, был» вынуждены заняться совсем другими делами. И когда разведка доложила руководству СССР, что на Западе есть ракетные и реактивные двигатели, получился скандал. Особенный переполох вызвал сбитой в конце войны немецкий самоле! с турбореактивным двигателем.

36

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?