Юный техник 1997-11, страница 44

Юный техник 1997-11, страница 44

Сначала после утренней службы в замковой часовне, на которой они присутствовали вместе с графом и графиней, шестеро странствующих рыцарей долго наблюдали за воинскими упражнениями юных оруженосцев, стрелявших из лука и сражавшихся на тупых мечах. Можно было порадоваться за старого их знакомца красно-зеленого Жерара де Виана, который особенно в этом преуспел.

Затем они смотрели, как граф Риберак учил держаться в седле своего шестилетнего сына, будущего храброго рыцаря, а пока симпатичного кудрявого карапуза.

Иногда из одного из высоких окон дома-башни доносился красивый женский голос в сопровождении какого-то струнного инструмента: то графиня Мелисента коротала время за пением. Однажды в сопровождении нескольких служанок появилась и она сама, проследовав в крошечный замковый сад, где принялась своими руками пропалывать цветник. В общем, графиня оказалась вполне под стать графу Рибераку — была она, судя по всему, женщиной простой, доброй и славной.

И то и дело везде и всюду на глаза шестерым нашим друзьям попадался шут Гондзелла, не перестающий корчить рожи и отпускать к явному удовольствию графа и всех окружающих разнообразные шуточки.

Вот шут, если сравнивать его с графом, графиней и всеми другими обитателями замка, определенно был каким-то особенным человеком. Рядом с ним явно становилось не по себе, потому что казалось, наделен он какой-то неведомой мощной силой и неизвестно, что будет, если он пустит ее в ход.

Если случалось «евзначай встретиться с ним взглядом, представлялось, что маленькие глазки Гондзеллы становятся буравчиками, способными заглянуть в самую душу. Никак нельзя было отделаться от гнетущего впечатления, что шут без труда читает мысли окружающих, видит их насквозь. В чем тут было дело?

Улучив момент, когда он оказался близ рыцаря Лазоревого Дельфина, Костя решился даже нарушить обет и заговорил о своих впечатлениях с доктором педагогических наук.

— И я тоже почувствовала, — отозвалась Александра Михайловна, — что человек это особый и непростой. Но шуты, знаешь ли, всегда были наделены философской глубиной и удивляли окружающих. Припомни-ка Шекспира, «Двенадцатую ночь» или там, скажем, «Короля Лира». Шуты в них — самые мудрые и самые проницательные люди. Конечно, этим они казались странными. Но давай поговорим об этом позже. А пока не забывай: ты давал обет молчания!

40

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?