008. Свято-Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, страница 13

008. Свято-Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, страница 13

Створки от царских врат Голгофского придела. Сейчас они в музее, а когда-то их касался и отец Трифон.

жизненный путь. В 1884 году, благословленный отцом Варнавой, Борис Туркестанов уехал в Оптину и стал послушником у старца Амвросия — того самого, который прозрел в нем архиерея. Когда во Владикавказе открылось Александровское духовное училище (1888), отец Амвросий благословил послушника принять приглашение туда преподавателем. Год спустя там он и принял постриг с именем святого мученика Трифона, на следующий же день экзархом Грузии архиепископом Палладием (Раевым) был рукоположен во иеродиакона, а спустя неполную неделю и во иеромонаха, исполнив тем самым давний обет матери посвятить выздоровевшего сына во служение Господу.

Отец Амвросий благословил молодого инока на поступление в Московскую духовную академию. Едва приступил он к обучению, как 10 сентября 1891 года умер его отец, а ровно через месяц и духовный наставник. По возвращении с похорон отец Трифон избрал в дополнение к учебе послушание тюремного священника. За годы его служения маленький тюремный храм

буквально преобразился, многих преступников утешил батюшка, смягчил их ожесточение и уныние, за что был награжден золотым наперсным крестом.

По окончании МДА (1895) служил смотрителем Донского духовного училища, ректором Вифанской духовной семинарии (в сане архимандрита), а в 1899 возглавил Московскую духовную семинарию. 1 июля 1901 года хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. С началом Первой мировой отправился на фронт, где исполнял обязанности полкового священника; за отличие во время боевых действий пожалован панагией на Георгиевской ленте из коллекции царского кабинета, а позже орденом святого Александра Невского с мечами. На польском фронте владыка Трифон был контужен и ослеп на один глаз.

Подорвавшего на фронте здоровье епископа по его просьбе уволили на покой, назначив управляющим Ново-Иерусалимским Воскресенским монастырем. Здесь он наладил церковную службу, которая приобрела свойственное его богослужениям благолепие, на свои средства построил женскую гимназию, где и сам читал лекции, заботился о лазарете для раненых, располагавшемся при обители.

Ново-Иерусалимский монастырь был окончательно закрыт большевиками в 1919 году (любопытно, что протоколы о закрытии называются весьма откровенно — «О граблении монастыря»). Наместнику пришлось покинуть обитель, хотя до 1928 года иноческая жизнь теплилась в сельскохозяйственной артели. Епископ Трифон уехал в Москву, где долгое время жил у родственников под угрозой высылки. Владыка стойко держался линии Патриарха Тихона, даже не служил какое-то время после Декларации о лояльности Церкви Советскому государству (1927), подписанной митрополитом Сергием (Страгородским), но потом все же принял моление «о властях», добавленное к Великой ектенье. В 1923 году возведен в сан архиепископа, а в 1931 году — митрополита.

Среди духовных детей и близких знакомых владыки в эти годы были многие выдающиеся деятели искусства: Нежданова, Южин, Истомин, Ермолова... Его писал сам Корин в своей знаменитой «Руси уходящей».

ПОДВИЖНИКИ

Перед смертью он хотел облечься в великую схиму, на что было уже получено благословение. Но не успел. 14 июня 1934 года владыка Трифон мирно отошел ко Господу. В гроб его положили все, что сам он успел приготовить к пострижению. Несмотря на проливной дождь, на кладбище гроб провожало столько людей, что приходилось по пути перекрывать движение.

ИШРТШ

Владыка Трифон обладал подлинным художественным талантом, о чем можно судить по написанному в 1929 году и долго ходившему в Самиздате акафисту «Слава Богу за все», который недавно был даже переведен на английский и положен на музыку современным британским композитором Джоном Таверной. Уникальность этого акафиста в том, что написан он современным русским языком и имеет характер глубоко личный. Теперь его можно найти в любой церковной лавке.

Кондак 3: «Силою Духа Святого объят каждый цветок, тихое веяние аромата, нежность окраски, красота Великого в малом. Хвала и честь животворящему Богу, простирающему луга, как цветущий ковер, венчающему поля золотом колосьев и лазурью васильков, а души — радостью созерцания. Веселитесь и пойте Ему: Аллилуиа!»

На фото: На Введенском (Немецком) кладбище все время горит негасимая лампада на могилке владыки Трифона.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?