008. Свято-Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, страница 28

008. Свято-Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, страница 28

шел б mm нерушим

Немало паломников и путешественников бывало в Новом Иерусалиме в прошлом. Одним из них был преподаватель математики Оксфордского колледжа Чарльз Лютвидж Доджсон, описавший свое посещение в «Дневнике путешествия в Россию в 1867 году». Взгляд «со стороны» всегда интересен, но не менее интересна и сама личность этого человека, больше известного как Льюис Кэрролл.

Льюис Кэрролл (Чарльз Лютвидж Доджсон) — автор «Алисы в Стране чудес».

Реальная жизнь Льюиса Кэрролла протекала внешне размеренно и даже однообразно. Большую часть ее Кэрролл провел в тихом провинциальном городке, каким был в то время Оксфорд, лишь изредка покидая его, да и то ненадолго. Но однажды привычный ход вещей был на

рушен: вместе со своим другом и коллегой Генри Парри Лиддоном автор «Алисы в стране чудес» отправился в далекую Россию.

Путешествие было предпринято не из одной лишь «охоты к перемене мест». В Англии тогда немало интересовались православием, в среде англи

канского епископата вызревала идея объединения церквей, причем всерьез обсуждалось именно вхождение англиканской церкви в союз на правах «младшей сестры», ради чего англикане были готовы отказаться от некоторых протестантских «завоеваний». И Доджсон, и Лиддон были сторонниками этой идеи (надо сказать, что Кэрролл служил еще и англиканским диаконом, а Лиддон — пастором). Поездку в Россию приурочили к пятидесятилетию пастырского служения митрополита Московского Филарета (Дроздова), которое 17 августа 1867 года праздновалось в Троице-Сергиевой Лавре.

Английские гости побывали и в Новом Иерусалиме, куда добирались с большим трудом. Часа три ехали поездом (это не железнодорожный транспорт, это несколько повозок, тянувшихся друг за другом), а потом на тарантасе (по поводу устройства которого Кэрролл иронизирует) тряслись еще 14 миль по «чудовищной дороге, хуже которой я в жизни не видывал». По приезде оказалось, что никто из местных жителей на иностранных языках не говорит. К счастью, в обители нашелся инок, превосходно знающий французский. С ним путешественники и прошли по земле Нового Иерусалима.

Воскресенский собор для Кэрролла оказался «примечателен главным образом тем, что в точности воспроизводит иерусалимский», зато скит Патриарха Никона поразил англичанина. Любитель парадоксов отметил в дневнике, что внешне скит кажется небольшим, но в нем множество комнат, столь крохотных, что их и комнатами не назовешь. А ложе Никона — каменное с каменным же изголовьем, и настолько маленькое, что человеку высокого роста, каким был Патриарх, приходилось спать, поджав ноги.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?