008. Свято-Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, страница 9

008. Свято-Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, страница 9

подвижники

Этот покровец с изображением снятия Господа с креста изготовили в Валдайском Иверском монастыре.

по которому суд над людьми церковного ведомства и все наблюдение за церковной экономикой вершились в Монастырском Приказе, ведомстве государственном, Никону разрешалось это продолжать делать судом церковным; мало того — над государственным судом в митрополии надзор был отдан ему. В народе это прибавляло ему популярности. При нем были учреждены четыре богадельни, за счет митрополичьей казны выдавалась погребальная плата неимущим. Во время народного бунта (1650) Владыка повел себя мужественно, укрыв в своем доме бежавшего от бунтовщиков воеводу, претерпел избиение, а потом отправился служить литургию. Когда же волнения были подавлены подошедшими московскими войсками и бунтовщики повалились ему в ноги, ходатайствовал о прощении их, чем заслужил признательность и новгородцев, и царя.

Новгородский митрополит в отношении светской власти проводил политику, вполне соответствующую идеям «кружка ревнителей благочестия». Светская власть с его точки зрения должна подчиняться власти церковной. Потому, при открытии мощей преподобного Саввы Сторожевского, именно он убедил царя перенести в Успенский собор мощи трех неправедно гонимых государственной властью святителей московских — митрополита Филиппа

Служебник, изданный в 1655 году.

и Патриархов Иова и Ермогена, причем за мощами священномученика Филиппа, погребенного на Соловках, поехал лично. Текст царевой грамоты, надиктованный Алексею Михайловичу явно «собинным другом» Никоном, содержал, помимо покаяния «за согрешившего против тебя», еще и обещание «повергнуть на умоление тебя» всю царскую власть — формула, в которой власть царская управляется церковной.

Пока Никон пребывал на Соловках, в Москве схоронили Патриарха Иосифа. Стефан Вонифатьев, которого назвали было кандидатом на патриарше

ство московские «ревнители», от того отказался, указав как на единственного кандидата, угодного царю, на Никона. После обычного соборного избрания Никон долго не соглашался занять патриарший престол, добиваясь исключительных для себя полномочий. И царь, и духовенство, и бояре обещали ему полное послушание и свободу в устройстве Церкви. Только после этого 47-летний Никон согласился стать Патриархом (1652).

Дарованные полномочия нужны были Святейшему для борьбы с тенденциями Уложения 1649 года. По сути своей Уложение — предтеча секуляризации церковных земель (1764), и хотя церковных земель оно еще не касалось, но переводило судебное делопроизводство в ведение государства. Позднее Никон писал, что неоднократно сообщал царю «об этой проклятой книге, чтобы миряне духовных не судили», но ничего в ответ не получал.

Рычаги для подобного влияния Патриарха на царя еще были сильны — не отошли в далекое прошлое времена Патриарха-отца Филарета (Романова) и царя-сына Михаила Федоровича, когда государство фактически управлялось Патриархом. Хотя в последнем

уп'пч iifiin-ил.

а , «Ш* - ««/Л'^ин i-TMfT*""« МИ'ТНПНО

ММА^таитм €•"«» •

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?