017. Свято-Юрьев монастырь, страница 9

017. Свято-Юрьев монастырь, страница 9

подвижники

Акварель В. Васнецова «Владимир Мономах на охоте» (1900). Долгое время в семье Мономаховичей царил мир. Но уже Всеволоду, внуку Мономахову, пришлось пострадать от неумеренных аппетитов своих дядьев.

В 1132 году на киевский престол вступил дядя Всеволода, князь Яро-полк. Любя племянника, он пожаловал ему удел Переяславский, считавшийся вторым после Киева (обыкновенно бывало так, что переяславский князь впоследствии переходил на княжение в Киев). Новгородцы отпустили Всеволода в Переяславль не без упреков, говоря, что он «изменил Святой Софии», он же, хотя и отправился к новому месту своего княжения «повелением Ярополцем», а «целовав крест к новгородцем, яко хоцю у вас умерети».

Прибыв в Переяславль, Всеволод обнаружил, что его водворение здесь может послужить поводом для начала междоусобицы: Юрий Долгорукий, младший сын Владимира Мономаха (и, соответственно, «младший дядя» Всеволода), вооружился против него, опасаясь, что Ярополк хочет сделать Всеволода своим наследником в Киеве. Были настроены против Всеволода и другие младшие Мономаховичи. Не желая родственных распрей, благоверный князь в тот же день выехал из Переяславля и вернулся в Новгород. Новгородцы, посоветовавшись, приняли его, хотя на вече и звучали раздраженные слова в его адрес.

До поры до времени смута улеглась, но прежнего мира ни среди князей, ни среди новгородцев уже не было. Спустя два года после описанных выше событий в Новгород явился князь Изяслав, брат Всеволода, с жалобой на то, что Юрий Долгорукий лишил его удела. Вече зашумело, и «Господин Великий Новгород» постановил помочь Изясла-ву. Всеволод пошел с войском против Юрия Долгорукого, но поход был неудачен. Опять шумело вече, новгородцы требовали нового похода. Всеволод не хотел вести полки, предрекая, что и на этот раз последует поражение. Но власть его в Новгороде была номинальной, и ему пришлось подчиниться решению веча. Как и говорил он, пользы из повторного похода не вышло. В кровавой битве на Ждановой горе (26 января 1135 года) суздальцы разбили новгородцев. Едва-едва спасся и сам князь с остатками своей дружины.

Жители Новгорода, раздасадованные очередной военной неудачей, порешили прогнать Всеволода. Два месяца просидел он с женой и с детьми под стражей в епископском доме, пока не прибыл в Новгород новый князь.

В удел изгнаннику Ярополк дал Вышгород. Но не здесь суждено было

Троицкий собор в Псковском кремле, заложенный благоверным князем Всеволодом.

Всеволоду окончить свои дни — его призвали к себе жители Пскова. Князь согласился. Приезд его в Псков был осложнен политическими неурядицами. Дело в том, что до той поры Псков и Новгород находились под властью одного князя. Теперь же последовало разделение. Услышав, что новый новгородский князь Святослав Ольгович собирается идти походом на Псков, жители его приготовились сражаться, поклявшись не выдать Всеволода. К счастью, Святослав по дороге одумался и со словами «пусть Бог все управит Своим промыслом» поворотил обратно.

Не более года княжил Всеволод в Пскове. Согласно агиографическим источникам, князь, чувствуя приближение смерти, удвоил дела милосердия (на которые, впрочем, он всегда подвигался легко), питал нищих, подавал щедрую милостыню, закладывал новые храмы — и, в частности, каменный собор Святой Троицы в кремле. Скончался он 11 февраля 1138 года и, оплаканный народом, был похоронен в храме во имя великомученика Димитрия Солунского, поскольку Троицкий собор только-только начинал строиться. Через 54 года после кончины мощи благоверного князя были обретены нетленными и перенесены в Троицкий собор, где прославились многими чудотворениями.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?