027. Спасо-Андроников монастырь, страница 23

027. Спасо-Андроников монастырь, страница 23

святыми

шшш

Григорий Палама о Божественной энергии

Григорий Палама, византийский богослов XIV века, создавший теоретическую базу исихазма (сама практика существовала и ранее), спорил со схоластиком Варлаа-мом (позднее, кстати, ставшим учителем Франческо Петрарки) о том, являются ли Божественные энергии тварными или нетварными. Варлаам, исходя из учения Фомы Аквинского, утверждал, что Существо Божие принципиально непознаваемо как трансцендентное миру, а божественное озарение есть знание. Так, апостолы, осененные Фаворским светом, получили высшее знание. Божественные энергии с этой точки зрения — творе

ние Бога. Палама же отстаивал мнение, что Фаворский свет — не само Существо Божие, что он не сотворен Богом, а есть проявление Божественной сущности, Его свойство и энергия. Божественная энергия неотделима от Существа Божия, как луч от солнца и тепло от огня. Подобно тому, как само солнце выше его лучей и сияния, так Существо Божие выше Божественной энергии. Таким образом, сущность непознаваема, но познается в своих проявлениях, энергиях. Бог пребывает всей полнотой Своего Божества в этом мире в качестве Своих энергий. Мир создан этими энергиями.

В «Святогорском томосе», программном документе исихазма, Григорий Палама писал «в защиту священно безмолвствующих» (воспроизводим текст с некоторыми сокращениями):

«Тот, кто заявляет, что без боготворящей благодати Духа совершается полное единение с Богом посредством одного только подражания (т.е. знания) и что боготворящая благодать Бога — это состояние разумной природы, а не сверхъестественное неизреченное озарение и не Божественная энергия, пусть знает он, что, не ведая того, подпал обману... Ведь если обожение будет осуществляться в силу естественной

способности, то Бог тогда будет делать людей обоженны-ми естественно, по неизбежной необходимости... Всякая добродетель и посильное подражание Богу делают стяжавшего их пригодным для божественного единения, само же неизреченное единение совершается благодатью. Благодаря ей всецелый Бог пребывает близ тех, кто всецело достоин, а вблизи всецелого Бога всецело пребывают всецелые святые, взамен самих себя получающие всецелого Бога, как бы в награду за восхождение к Нему приобретшие Его Одного, Бога, и Он по образу души, сросшейся с телом, удостоил их, как Своих членов, быть в Нем».

шш

«Троица Живоначалъная» (1425—1427) Андрея Рублева.

Исихазм — в переводе с греческого, «спокойствие, тишина, уединение». Этим термином обозначается особая мистическая практика православных монахов, в которой применяется безмолвная молитва («умное делание») ради созерцания Божественного света. В основе ее лежит представление о том, что можно созерцать непознаваемое (Бога) посредством Божественных энергий. «Бога не видел никто никогда», но Его энергии лучеобразно пронзают мир, и исихасты духовными очами зрят несотворенное и не

вещественное излучение Бога. «Умное делание» заключается в постоянном произнесении Иисусовой молитвы («Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго») с одновременным контролем дыхания и сердцебиения.

В 1351 году исихазм признан официальным учением Православной Церкви. Придя из Византии на Русь, исихазм обусловил духовный подъем Руси XIV—XV веков. Последователями его были Сергий Радонежский, Андрей Рублев, Епифаний Премудрый, Нил Сорский.

Как ни парадоксально, на возникновение исихазма отчасти повлияло иконоборческое движение. Во-первых, иконоборчество способствовало тому, что византийская иконопись обогатилась символической напряженностью. Во-вторых, иконоборцы предлагали верующим развивать воображение, создавая внутренний образ Бога. Когда иконопочитание было восстановлено, иконопись учла духовный опыт, приобретенный во времена гонений, и благодаря этому достигла своих вершин, в частности, в творчестве Андрея Рублева.

Слева вверху: К северу от монастыря, близ Яузы, находился святой колодец. Где именно — неизвестно. В этот — сливают остатки святой воды.

Слева: «Портрет императрицы Елизаветы Петровны» (1743) кисти И. Вишнякова. Слава о колодце Спасо-Андроникова монастыря была столь велика, что даже императрица Елизавета Петровна, приезжая в Москву, пила воду из него.

Иерусалимского подворья». Автор «Сборников» священник Сергий Дубровин, впоследствии — архимандрит Андроник, подписывал свои статьи как «Настоятель церкви Иерусалимского подворья». Обратившись на подворье Иерусалимского патриархата — в никогда, к счастью, не закрывавшийся храм Воскресения Словущего на Арбате, — священники и прихожане Спасского собора с великой радостью

обнаружили в его хранилище утерянную икону первых игуменов Спасо-Андрониковской обители! Можно предположить, что отец Сергий спас не одну икону разоренного монастыря, перенеся их в церковь Воскресения, где служил.

17 ноября 1996 года икону торжественно передали общине Спасского собора. После реставрации она заняла в родном храме подобающее ей место.

т

ТА

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?