029. Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь, страница 12

029. Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь, страница 12

подвижники

Тобольская ссылка. Николай Александрович пилит дрова (в паре, предположительно, с кухонным служителем Кирпичниковым).

самое спокойное время в жизни государя после отречения. Царскую семью поместили в достаточно просторном доме. Небольшой садик и огород были хотя и скверными, но в них можно было выходить на прогулку. Государь много работал физически — пилил и колол дрова. Конечно, приходилось терпеть различные стеснения — причем не только от приставленных охранников, но и от слуг. Удивительно, но факт: царские слуги гораздо менее госу

даря и государыни оказались способны к самоограничению. Некоторые даже воровали.

Поразительно, с какой естественной кротостью переносили узники все те большие и мелкие ежедневные оскорбления, которые выпадали на их долю. Вероятно, именно в это время происходил процесс их духовного возрастания — «перерабатывания» из просто благочестивых мирян со своими болезненными немощами (здесь придется вспомянуть Распутина) в «христиан даже до смерти». Кажется, осенью 1917 года венцы страстотерпцев уже тлели над их головами.

Меж тем в России совершился октябрьский переворот. Страна катилась в пропасть. Хотя вести поступали в Тобольск с опозданием, но даже отсюда можно было понять, что происходит нечто неповторимое по своему безобразию. В эти дни, по свидетельству Пьера Жильяра (Жийяра), учителя царских детей, последовавшего в ссылку за ними и лишь чудом избежавшего смерти, «императору мучительно было видеть теперь бесплодность своей жертвы и сознавать, что, имея в виду тогда лишь благо родины, он принес ей вред своим отречением».

Пасху 1918 года семья встретила разделенной. Николай Александрович и Александра Федоровна вместе с великой княжной Марией были увезены из Тобольска (все предполагали, что в Москву). Татьяна, Ольга и Анастасия остались вместе с заболевшим Алексеем. Потянулись долгие дни неизвестности. Наконец, когда наследнику сделалось несколько лучше, его вместе с великими княжнами перевели в Екатеринбург к родителям. Условия содержания царской семьи в Екатеринбурге были гораздо более тяжелыми, чем в Тобольске. От них удалили почти всех преданных им людей, в церковь их не выпускали. Лишь иногда в «доме особого назначения», как называли большевики дом, реквизированный у инженера Н. Н. Ипатьева, дозволяли совершать богослужения. Священник, приглашавшийся

На месте снесенного в советские годы дома инженера Ипатьева, где была расстреляна царская семья, стоит сейчас храм во имя Новомучеников и Исповедников Российских.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?