Вокруг света 1963-12, страница 47

Вокруг света 1963-12, страница 47

сел на ветке. Слезал с лошади, отдыхал на валуне — круглая вмятина деревяшки виднелась рядом со следом кирзового сапога.

Далеко впереди над долиной громадился Кандакут-ский перевал. К его подножию геологи добрались к вечеру. Нерон, бежавший по следу, остановился и сердито залаял.

На тропинке лежали трупы двух лошадей. Павел Петрович заглянул в остекленевшие глаза животных (в них еще отражались лиственницы), ощупал лошадиные головы.

— Застрелил мою и твою, — сказал он Сундучко-ву. — А на твоем меринке, Алеша, отправился в обход Кандакута.

— Он не так глуп, чтобы оставлять лошадей, — сказал Алексей. — Сыпунец, как мы и предполагали, решил обойти Кандакут. Значит, мы со Степаном пойдем через перевал и перехватим его на реке Надежде.

— Идите. Встретимся на берегу Надежды. Будьте осторожны, у Дениса оружие, — предупредил Павел Петрович.

Алексей и Сундучков скрылись за скалами, а Павел Петрович направился по следам Сыпунца. Они привели его к невысокому плоскогорью. Пока Бердников поднимался, вечерние сумерки сгустились в ночь. Он брел по плоскогорью, спотыкаясь о камни, ощущая во всем теле тягучую усталость. Плоскогорье обрывалось крутым спуском в новое ущелье, и Павел Петрович решил устроить привал. Он поужинал мясными консервами, раскрыл рацию, настроился на волну Багульника Лубенцов ждал его позывных. Выслушав сообщение Бердникова, Лубенцов ответил:

— Закончили ремонт вертолета. Он вылетит утром. Разведите костры. Я предупредил колхоз «Северная звезда», пароходы на реке в районе Кандакута. За Сы-пунцом будут следить.

Павел Петрович растянулся на камнях, запрокинул голову в небо. Под низкими звездами вершины Кандакута казались вырезанными из сизого картона. Рассеянно и белесо светился Млечный Путь. Под обрывом, невидимая, слабо шумела речушка.

Там, где еще недавно кочевали якуты-охотники и орочи-рыбаки, заколебались под ветром брезентовые палатки геологических партий. Лодки их заскользили по темным водам колымских рек и озер. И по оленьим тропкам, по зыбким марям, по горным прижимам пошли в тайгу золотоискатели.

Они искали золото в лесах Сред-никана и Хатаннаха, в верховьях Колымы, Дебина и Омчака.

И олово в холодных суксуканских лесах.

И каменный уголь в сопках Ар-кагалы.

И редкие металлы в ущельях Бе-релеха.

Оленьи тропки, пути кочевых стойбищ, русла речушек превратились в автомобильные дороги, у золотых месторождений возникли прииски и поселки. На географической карте Севера появились новые имена. 6

Все эти перемены происходили на глазах Павла Петровича, и его сердце наполнилось тихой радостью — он гордился, что причастен к преобразованию великого края.

Павел Петрович прижался к теплому боку Нерона и уснул. Он спал чутким, осторожным сном старого таежника и проснулся сразу же, как только первый луч солнца уперся в щеку. Позавтракав на скорую руку, Бердников зашагал по обрыву плоскогорья, отыскивая спуск в ущелье.

Однако Нерон вел своего хозяина по краю обрыва к Кандакутскому перевалу.

Плоскогорье сужалось, становясь острым гребнем, С обеих сторон его зияли крутые провалы. Павел Петрович видел далеко под собою сивые шары утренних испарений, медленно выползающие на перевал. Они, эти шары, всплывали из пропастей и параллельными рядами накатывались на вершины Кандакута. Горный гребень, похожий на хребет какого-то доисторического ящера, связывал плоскогорье с Кандакутом. След Денисовой лошади оборвался у гребня, на камнях виднелись лишь следы сапога и деревяшки.

— Вот оно что! — догадался Павел Петрович. — Сыпунец не стал обходить Кандакут по ущельям, а решил его перейти. Он, пес этакий, перехитрил нас всех. Теперь он выйдет на Кандакутские прижимы тогда, когда Алексей и Сундучков их минуют. Денис окажется у них в тылу и заметит их раньше, чем они его. Хитра бестия, ничего не скажешь! А куда он дел свою лошадь?

Павел Петрович шел по узкому гребню (его ширина не превышала двух метров), стараясь не глядеть под ноги, и все-таки забитые туманом провалы невольно тянули к себе. Бердников поежился от пронзительной глубины пропастей. «У Сыпунца железные нервы. Ковылять над такими пропастями! А что, если он скрывается на перевале? Я для него — отличная мишень, снимет меня, как пылинку с рукава». - Павел Петрович невольно глянул на перевал. Ничего подозрительного.

Он облегченно вздохнул, когда перешел гребень и очутился на склоне перевала.

Есть на Кандакуте такие места, что сплошь зава лены мелкими камнями. Таежные старожилы называют их сыпунцами. Обросшие лишайниками, прозеле-невшие от времени, осыпи эти, словно затаившись, лежат по склонам. Но достаточно сорваться случайной глыбе - - и пегие каменные ручьи поползут в ущелья, стремительно набухая и расширяясь. Павел Петрович

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?