Вокруг света 1967-07, страница 32

Вокруг света 1967-07, страница 32

И не потому, что итальянцы моряки неопытные, а потому — что безработные.

Чтобы проделать эту операцию, «Пасифик» связалась с либерийской компанией «Барракуда танкер», имевшей отделение «Козулих» в Генуе.

18 февраля в Кувейте танкер принял на борт груз нефти и через Мозамбикский пролив, огибая мыс Доброй Надежды, направился в Англию. Такого спокойного плавания моряки с «Каньона» не помнили. Дважды в день они получали оптимистические сводки погоды с Цейлона, и погода ни разу не подвела метеорологов. Та же картина ожидала их и в Атлантике, где радист получал сведения уже из Вашингтона. В субботу, 18 марта радист принял очередную сводку: «Ветер 15 узлов, северный, видимость восемь миль». «Торри Каньон» на полной скорости подходил в это время к берегам Англии, направляясь в порт назначения. Пожалуй, никто на борту не подозревал, что танкер сбился с пути и идет прямо на рифы «Семь камней».

Это странно звучит, но огромный танкер «Торри Каньон» потерпел кораблекрушение, может быть, потому, что погода была так ясна. Говорят, что автопилоту, которому было предоставлено в таких благоприятных условиях вести судно, был задан ошибочный на несколько градусов курс, а тот,,как машина аккуратная и бездумная, вел корабль, с каждым часом увеличивая отклонение от правильного маршрута. Если б дело происходило ночью, когда вахтенные много внимательнее, то ошибка в курсе была бы непременно замечена. В ярком, пробивающемся сквозь утренние облака свете восходящего солнца ни капитан Руджати, ни вахтенные не увидели обычных вспышек маяка, как не увидели чуть позже и сигнальных ракет.

В восемь сорок семь огромный тяжелый корпус танкера вздрогнул, послышался глухой удар и тут же следом за ним скрежет по днищу. «Торри Каньон» крепко сел на чертовы «Семь камней», чтобы уже никогда не сдвинуться.

У «Семи камней» заслуженно мрачная слава. Слишком много прекрасных судов, за штурвалами которых стояли знающие свое дело капитаны, нашли на них свою гибель. Острые скалы, укрытые 30-футовым слоем воды — так что на поверхности не видно ни бурунов, ни пены, — вспарывали брюха не только торговым судам, но и кораблям королевского военно-морского флота. На картах Британского адмиралтейства против «Семи камней» еще с 1863 года стоит пометка — «опасность». Карты — малоподходящее место для выражения эмоций, иначе куда как точнее была бы другая помет

ка — «кладбище кораблей». Недаром ведь в разных портах Англии, Франции, Голландии, Ирландии и даже Португалии по давней вековой традиции всегда стоят в ожидании «SOS» десятки спасательных судов. При первом же сигнале они срчваются с места и устремляются к «Семи камням»: кто придет первым, тот станет хозяином очередного потерпевшего аварию и оставленного командой судна.

Что ж удивительного, если уже на следующий день в «Тайме» появилась статья, полная досады и злости на эти дьявольские камни. В ней предлагалось разделаться с ними раз и навсегда, взорвав их, причем давались даже советы использовать атомный заряд.

Однако как ни драматично крушение «Торри Каньона», оно войдет в историю совсем по иной причине. Если б речь шла только о затонувшем судне и потерянном грузе, все было бы проще. Но дело в том, что груз этот, к сожалению, не был потерян — плотной, в несколько сантиметров толщиной пленкой он разлился по воде. В те дни вся Южная Англия, все население французской Бретани напряженно слушали метеосводки: куда же повернет ветер огромное нефтяное одеяло. Чуда не произошло: нефть накрыла и те и другие берега.

Были испробованы разные средства для того, чтобы уничтожить черную пленку. Нефть пробовали «утопить», посыпая ее опилками, поливали химикатами. Через несколько дней, когда эти средства были исчерпаны, премьер-министр Вильсон отдал приказ бомбить «Торри Каньон» и поджечь нефть 72 тонны бомб и 16 ракет были обрушены на танкер. Танкер полыхал огромной свечой. Нефть не горела. Тогда начали бомбить напалмовыми бомбами. (Известие о том, что Англия производит и хранит напалм, было, кстати сказать, настоящим шоком для англичан; у всех стоят перед глазами обожженные и изуродованные люди — вьетнамские крестьяне, жертвы американских напалмовых бомбежек. «Нам самим не нравится это отвратительное слово, — «успокоил» соотечественников представитель королевских военно-воздушных сил. — Но мы зовем эти бомбы не напалмовыми, а нефтяными»). 3200 галлонов 1 напалма и 9800 галлонов керосина не очень-то помогли. Было просто поздно — если бы нефть подожгли сразу после катастрофы, она бы загорелась. Но через несколько дней пары улетучились и нефть-сырец стала негорючей. Заливать же всю пленку керосином— дело безнадежно дорогое.

1 Галлон равен примерно четырем литрам. — Прим. ред.

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?