Вокруг света 1968-06, страница 22

Вокруг света 1968-06, страница 22

— А откуда пришли ваши предки?

— Этого я не знаю. Мы всегда жили здесь.

— Где вы ночуете, когда охотитесь в лесу?

— Обычно в пещерах. Там тепло и сухо. Если пещер нет, делаем шалаши из листьев и ветвей.

— Вы не боитесь оставаться в лесу одни? Ведь не зря же рассказывают об ангалампи, которые жутко кричат по ночам?

— Никогда не видел таких людей, — покачал головой староста. — Может, это маки, животные вроде обезьян. Вот они, верно, кричат, как маленькие дети.

Говорила я и с другими жителями Анивороны. Но никаких сведений об ангалампи они не прибавили. Можно было ставить крест на этом водопаде. Мы вернулись в Мананжари, и, передохнув денек, отправились во второй поход: взглянуть на водопад, расположенный к северо-востоку от города. Слухи и легенды населили эти места страшными дикарями. Поход этот не был особенно примечательным. О нем можно было и не упоминать, если бы не один рассказ, который я услышала в небольшой деревушке.

После того как закончилось восстание 1947 года*, многие его участники бежали в леса. Лишь по ночам пробираются они до сих пор в деревни за продуктами. Некоторые из них занимаются «немым» товарообменом: кладут на перекрестках дорог собранные плоды и дикий мед, а жители деревень обменивают их на рис, сахарный тростник и маниоку. Если количество принесенных продуктов удовлетворяет лесных жителей, они забирают их, если нет, то не трогают до тех пор, пока им еще чего-нибудь не добавят.

Теперь мне стало ясно, откуда пошли слухи о дикарях. Ну, а что до карликов, то все рассказы о них оказались чистым вымыслом. Объяснялись они, правда, несложно: как я заметила, люди, живущие в глубине острова, гораздо ниже ростом, чем жители побережья. Среди них встречаются очень низкорослые — сантиметров сто тридцать — мужчины. Люди из далеких деревень редко появляются на побережье — идти трудно да и незачем им покидать свои места. Когда же они все-таки появлялись в прибрежных

* Участники этого восстания требовали независимости Мадагаскара. — Прим. пер.

селениях, то сразу обращали на себя внимание. А слухи о них обрастали самыми невероятными подробностями.

Теперь оставалась последняя загадка — люди племени вазимба, живущие в центре острова, на плато.

ВАЗИМБА: ОТКУДА ПРИШЛИ, КУДА УШЛИ!

Через два года я вновь приехала на Мадагаскар. Результаты моей первой поездки и предположения других исследователей указывали на то, что, по всей видимости, раньше на Мадагаскаре обитали племена пигмеев. Я решила отправиться на поиски этих племен. Возможно, к ним принадлежат и вазимба, о которых я много слышала во время первой экспедиции.

Передо мной стояла довольно сложная задача. О вазимба мне было известно лишь то, что они, по рассказам, обитали раньше на территории, где теперь находится столица Мадагаскара — Тананариве. Из родных мест их изгнало племя хова: наконечники копий хова были сделаны из железа, а у вазимба из глины. Предки вазимба были оттеснены на запад. И еще говорили люди, что в далекие времена вазимба переняли у духов способность приносить людям добро или причинять зло, а того, кто их оскорбит, наказывать болезнью или смертью.

Я отправилась вверх по реке Манамболо на туземной лодке. Прошло несколько ничем не приметных дней плавания, но вот однажды мы заметили на берегу трех чернобородых коренастых мужчин.

— Это вазимба, — сказал проводник.

Мы пристали к берегу. Мужчины холодно приветствовали нас и молча повели сквозь прибрежные камыши в деревню.

— Неужели это вазимба? — изумленно спросила я.

Во время своих предыдущих походов я не раз встречала людей такого типа. Они отличались от остальных мальгашей лишь густой черной бородой да более плотной фигурой. Были они поменьше ростом, чем племена на самом западе и юге острова, однако рост этот колебался в нормальных (сантиметров сто шестьдесят) пределах.

Деревня вазимба стояла на возвышенности, окруженной речными

рукавами. Площадки перед домами, покрытые светло-серой глиной, были чисто подметены. Дома были тоже обмазаны серой глиной и покрыты рисовой соломой. В каждом доме, похоже, было по две комнаты, а кухни вынесены во двор.

Нас привели в дом деревенского старосты.

Староста говорил медленно и мелодично. Речь его напоминала мне южный диалект острова, не очень похожий на разговор жителей плато.

— Оставайтесь здесь, — сказал мне староста после обмена приветствиями, — а я пойду на площадь и объясню всем, что вас можно не бояться.

Я молча подчинилась его распоряжению. И в то время как староста упражнялся в ораторском искусстве, я сидела одна в доме и скучала. Неожиданно в окне показалось лицо старой женщины. Она улыбнулась мне и спросила:

— Вы не устали? Хотите искупаться в реке?

На берегу оказалось много женщин. Они стирали белье.

Искупавшись, я вышла на берег и подошла к ним. Мы разговорились. Женщины никак не могли взять в толк, зачем мне понадобилось уезжать из родных мест и идти так далеко на поиски вазимба, выяснять, откуда они пришли, расспрашивать про их обычаи и нравы.

— Да, мы вазимба, — говорили они, — и живем, как жили наши предки. Но откуда они пришли сюда, мы понятия не имеем. Вот в деревне Бебозака, недалеко отсюда, за рекой, много стариков. Они знают разные старинные истории. Но те вазимба в Бебозака не любят, когда к ним приходят чужие люди.

— Как жаль! Ведь мне обязательно нужно узнать, почему вазимба в старину переселились сюда и как они раньше жили.

— Зачем вам это нужно?

— Вы, наверное, слышали, что почти все мальгаши верят в то, что вазимба — это маленькие люди или даже духи, которые могут причинять людям зло или делать добро, будто они живут в пещерах?

— Да, мы знаем, что многие боятся вазимба и даже считают нас зверями. Поэтому мы рады, что вы к нам пришли. Что вы хотите увидеть? Старые могилы в пещерах?

Конечно, я бы охотно взглянула

2*

19

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?