Вокруг света 1968-06, страница 19

Вокруг света 1968-06, страница 19

1944 год...

Рота наша заняла высоту, окопалась. Вся высота перепахана снарядами. Не за что зацепиться глазу, чтобы разыскать в этом месиве спасительную щель надежного укрытия: ни уцелевшей бани, ни столба, ни дерева. И мне показалось, что та сила сопротивления, которая только что вытолкнула меня вместе со всеми на эту разрытую высоту, уже на исходе — катушка размоталась.

И теперь я сам как будто становился только мишенью.

...Но вот в ночном теплом воздухе, сохранившем тепло дня и плотно придавившем окаменевшую землю, вдруг начались легкие, невидные движения.

Все постепенно приобретало собственную окраску: я различаю камни, завалы, опрокинутую телегу.

Вдали проступила светлая полоса, отделившая небо от земли.

Там, где цепенела масса чего-то зыбкого, теперь курился пар.

Светлая полоса расползалась. Накаляясь, она розовела.

Медленно начали стягиваться к просторному горизонту тучки с засвеченными, подпаленными краями.

В вышине проступила голубизна.

И вдруг, растопив последние звезды, в розово-оранжевом свете выступил из-под ската земли срез красно-малинового солнца.

Туман сдунуло, зашевелил траву ветерок.

...Солнце, уже видно все.

Где-то, позабывшись, щелкнула птица. И сразу, как поперхнувшись, смолкла — на войне лучше всего себя не обнаруживать.

Но в ответ ей громко, вызывающе открыто засвистела другая.

Спросонья икнула лягушка.

И снова тишина.

Тишина. Никакой войны вокруг как бы и не было. Это просто вступал в свои права новый рассветный летний день.

Рассвет начинался вместе с тобой: и в войне я уже жил, как вне войны.

Л когда прокатился шум первой мины, грохнувшей в соседнем окопе, мне показалось, что война для кого-то только что началась.

Но это была другая война.

Спокойно, изучающе я стал разглядывать новую высоту с удобным для скрытого подхода подступом — там еще уцелел кустарник.

Должно быть, малинник.

...День выдался тихий. Спокойный, конечно, для войны, когда перестреливались, чтобы показать бдительность и готовность к отпору.

Глаз, обшаривая промоины чужих траншей, хладнокровно выискивал приметы сосредоточения сил на чужих позициях.

Над передним краем — тишина. Это была тишина опасная, тревожная для чужих траншей.

Тишина возмездия.

Тишина спокойная, укреплявшая чувство уверенности в скором конце войны, в собственной удачливости, — ласковая для нас тишина.

Тишина, состоящая с нами в общем заговоре. На нашей земле — наша тишина.

...Убивало теперь, казалось, только случайно, ибо для жизни Родины никакой опасности уже не было.

В мартовском номере *Вокруг света♦ за 1965 год была помещена информация о путешествии на Мадагаскар австрийского этнографа Лотты Гернбек. Сообщалось, что она добралась до затерянных в глубине острова селений племени вазимба.

В этом номере редакция предлагает читателю отрывок из книги, которую Лотта Гернбек написала после своего путешествия.

Мадагаскар — остров во многом загадочный: он расположен вблизи Африки, а его население — мальгаши — говорит на языке малайско-полинезийской группы, родственном языкам народов Индонезии. Тип жилища, способ обработки земли, надмогильные памятники, фольклор мальгашей свидетельствуют об их родстве с Индонезией. Да и внешним своим обликом мальгаши напоминают скорее монголоидов — жителей Юго-Восточной Азии, нежели африканцев.

Все это дало основание предположить, что предки мальгашей приплыли к берегам Мадагаскара много веков назад из Индонезии: малайские народы с незапамятных времен были искуснейшими мореходами. Ученые установили, что переселение индонезийцев на Мадагаскар заняло почти две тысячи лет и не прекращалось вплоть до X века нашей эры. Но как, каким образом происходило это переселение, неизвестно. Ученые определяют лишь некоторые точки этого пути: Суматра, Андаманские острова.

Нынешние мальгаши — потомки древних индонезийских мореходов. Они говорят на диалектах одного языка, у них схожие верования. Конечно, различия между племенами — сакалава на побережье, бецилео и и мерина на плато, кочевниками-махафали — велики, но все же это один народ.

О тех людях, что жили на острове до прихода предков мальгашей, мы почти ничего не знаем.

Мальгашские легенды говорят о свирепых карликах, с которыми боролись предки нынешних жителей. Правда, эти предания о карликах мальгаши могли принести с собой и со своей прародины. В Индонезии и на соседних с нею островах широко распространены легенды о пигмеях, живущих в лесной чаще. Да это и не удивительно: пигмеи — низкорослые негроидные племена — живут там и поныне, например, племя кубу на Суматре. Есть они и на близлежащих Филиппинах. Жители Андаманских островов, лежащих на предполагаемом пути предков мальгашей, также отличаются малым ростом.

Не исключено, что племена пигмеев могли в древности населять и Мадагаскар, ведь жигвут же они в Африке.

Их потомки могли сохраниться в глубине острова — в конце концов, в основе любой легенды лежат реальные факты. Лотта Гернбек отправилась «по тропе легендЕе работы помогут ученым, изучающим мальгашский фольклор, отделить правду от вымысла.

А. ДРИДЗО, научный сотрудник Института этнографии

16

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?