Вокруг света 1968-11, страница 25

Вокруг света 1968-11, страница 25

Невеста уже несколько месяцев знала, что в одну прекрасную ночь будущий муж ее похитит. Сразу же после похищения отец невесты, который заранее знал тоже все, кроме времени похищения, помчался по деревне будить старейшин.

— Украли мою дочь! — кричал он на всю деревню. — Что теперь с ней стало?

Старейшины медленно и чинно направились к дому жениха, а тем временем остальные жители деревни начали готовиться к празднеству. Старейшины спросили у отца жениха:

— Не знаешь ли ты, где про* павшая девушка?

— Не знаю. Знаю только, что мой сын хочет жениться на ней. Они любят друг друга, — ответил он.

Родственники жениха отправились тем временем в дом невесты, чтобы обсудить размеры выкупа, а друзья жениха суматошно гонялись за свиньей, обреченной стать украшением пира.

Размеры выкупа точно определены традицией — шестнадцать совершенно истертых старинных серебряных монет. Однако та же традиция требует немилосердно торговаться. Семья невесты сказала семье жениха:

— И это все, что вы нам предлагаете? Да ведь она самая лучшая девушка в деревне!

— Вы что думаете, мы сделаны из денег? — отпарировала семья жениха.

После двух часов препирательств сошлись на шестнадцати монетах.

К вечеру следующего дня, вскоре после того, как мы вернулись в Па Пае, пришел брат жениха — тот самый, что разрешил мне делать снимки. Он поднялся к нам на веранду и, смущаясь, сказал:

— Невеста заболела. Свадьба не может продолжаться.

— Что с ней? Отчего она заболела?

— Из-за твоего яркого света.

В ту ночь я впервые снимал со вспышкой. Я спросил, чем больна невеста.

— Были обижены духи, — отвечал брат жениха. — Один поросенок их успокоит. А то невеста не выздоровеет.

Наши друзья из Па Пае, которые пришли узнать новости, ироническим фырканием выразили свое возмущение подобным вымогательством. Положение у меня, однако, было безвыходным, пришлось отдать деньги на поросенка, а в придачу я послал невесте успокоительного.

— Кхан Питер, — сказал мне мой друг Аи По, — если тебе захочется что-нибудь снимать, делай это возле нашей деревни. У нас здесь не так много злых духов, как у них в Ла Ооп. Ты уже всех нас снимал, но никто еще не приходил с жалобой.

Оставив на всякий случай фотоаппараты дома, мы с Салли снова отправились в Ла Ооп, чтобы увидеть свадьбу.

Отец невесты пожертвовал для свадьбы буйвола. Убой скота облагается налогом, обязанность собирать этот налог возложена на саманга. Луа нашли хитроумный способ обойти законы. Еще до зари в последний день свадьбы молодые люди из деревни Ла Ооп задушили веревкой буйвола и повесили его на толстом суку. Потом они прибежали к самангу и сказали:

— Буйвол сошел с ума! Он залез на дерево и повесился!

После нескольких минут самого серьезного размышления великий саманг ответил:

— Ну, раз уж такое случилось, придется его съесть.

НЕТ ЖЕРТВЫ ДЛЯ ДВЕНАДЦАТОГО

Моя коллекция росла. Луа приносили свои циновки, одежду, изображения духов. Не один десяток метров кинопленки запечатлел и строительство нашего дома, и свадьбу в Ла Ооп, и моих соседей из Па Пае за их обыденными занятиями. И все же я старался тратить пленку экономно, приберегая для главного — битвы за рис.

И вот в феврале она началась. Однажды Кае Та Кхан вместе с другими вождями отправился

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?