Вокруг света 1968-11, страница 52

Вокруг света 1968-11, страница 52

I

ыстрел известил, что до ста-щяЛ Рта осталось десять минут, Ltf и я сверился с наручными часами. Перед пятиминутным сигналом меня уже всего трясло от нервного напряжения, я не мог усидеть в кокпите, то выскакивал из него, то возвращался на место. Когда стрелка принялась отсчитывать последние минуты, я попытался взять себя в руки. Для этого я отрешился от своих переживаний и нарочно замедлил дыхание.

Независимо от продолжительности всякий одиночный переход — такая задача, что стоит, как говорится, при-сесть и поразмыслить, прежде чем приступать к ней. Одиночное плавание через Атлантический океан — тем более серьезное предприятие; даже самый храбрый человек задумается над ожидающими его опасностями, во всяком случае, ощутит некоторое беспокойство.

Наконец прогремел стартовый выстрел, и мы пошли. Мы шли по Ла-Маншу, и нам предстояло не раз пересекать пути оживленного судоходства, здесь только дурак позволил бы себе ложиться.

Первая ночь одиночки на маленьком судне в море... На моем счету были десятки таких ночей, но доведись мне пережить это еще сто раз, все равно я не способен расслабиться так быстро после начала плавания. Тело еще не успело приспособиться к порывистым движениям яхты. Пока что человек и судно всего лишь знакомые, ненароком оказавшиеся в суровых условиях. Сотрудничество налаживается не сразу, и нужно несколько дней сносной погоды для подлин: ного взаимопонимания, чтобы установилось и относительное душевное равновесие.

Звуки первой бессонной ночи. Плеск и дробь бросаемых ветром брызг. Шипение нависающего гребня. Стук и скрип идущего на ветер деревянного судна — отчаянно кренящегося кузовка с разными разностями, скрепленного медными гвоздями и мягкой стальной проволокой.

Поднимись и проверь, нет ли встречных судов. Привычный глаз и ночью видит. На палубе светлее, чем внизу, в темной каюте. Окинуть взглядом горизонт, отметить комбинации топовых и отличительных огней и быстро представить себе курс их судов. Группа тральщиков под ветром. На севере — здоровенный верзила с хорошо заметным зеленым огнем, вероятно, лайнер, идущий вверх по Ла-Маншу, скажем, в Саутгемп-

тон. И с левого борта какой-то тип, видно топовые огни и один красный. А это кто у нас за кормой? Два белых огня, один над другим, красный и зеленый. Обгоняющее судно, лучше за ним присматривать, вдруг это какой-нибудь Супертанкер, несущийся со скоростью восемнадцать узлов. Подомнет и даже краску себе не поцарапает, вообще ничего не почувствует... Еще раз осмотреться на случай, если не приметил чего-то за волнами. Теперь можно нырять в каюту.

Следующий день был день для лентяев. Как раз перед утренним визированием небо заволокли тучи, и так как оно оставалось пасмурным, мне не пришлось определять курс в полдень. В итоге я оказался без дела. Решил что-нибудь почитать. Моему другу Джеку было поручено обеспечить судно хлебом и литературой. Когда он, насвистывая, отправился в город, я — как оказалось, неосмотрительно — заключил, что он вернется, скажем, с четырьмя дюжинами книг и полудюжиной булок. Я забыл, что Джек — бакалейщик по призванию. Хлеба было вдоволь — тридцать плесневелых батонов, зато всего шесть книг. Странное чувство пропорции. На сорок, предположительно, дней в море только шесть книг? Но теперь-то ничего не поделаешь.

Что ж, посмотрим. Номер один — <гЗемлепроходцы»\ представляю себе, как Джек подумал: «Все-таки разнообразие». Следующая — <Морская рыбная ловля». («Будет рад свежей рыбке».) Рука опять ныряет в мешок, «гОкеанические птицы». («Будет знать, кто летает кругом».) Дальше. <гПриготовление пищи на малых судах», издание 1909 года... «Как стать фермером»... И наконец, Тэрбер и Уайт — <гЛ нужен ли секс?». Без комментариев.

И это библиотечка для одиночного мореплавателя, способного поглощать по одной книжке в день! Через несколько часов, наполовину одолев Тэрбера, я вдруг сообразил, что лучше поберечь мои ресурсы. С кривой уомешкой отложил книгу и принялся разрабатывать меню обеда.

От «Приготовления пищи на малых судах» было мало толку: «В плавании весьма желательно располагать сохраняющим тепло ящиком с сеном внутри». Книга горячо рекомендовала тушеную зайчатину, а гакже приспособление, имеющееся в любой «хорошей

угольной лавке» и незаменимое для разогревания «достаточного количества вкусных мясных пирожков, которыми предусмотрительный владелец не преминет запастись у своего повара, прежде чем выходить в море».

Люди часто говорят о скуке, ставя знак равенства между нею и одиночеством. Всю жизнь они пребывают в заблуждении, причем настолько погружены в свой искусственный мирок, что им недосуг вникать в душу и чувства других.

«Чем нам еще заняться?» — плачут их дети, а в ста ярдах — река, которую надо пересечь, горка, на которую надо взобраться, угол, за который надо завернуть, и им откроется богатейший мир; а не сделают этого, не вырвутся на волю — и не оценят ее и тоже всю жизнь будут стремиться только туда, где людно. Что они найдут? Тьму сверчков, тщетно силящихся привлечь к себе внимание громкой трескотней.

Я порой сержусь, когда меня считают способным скучать, зато мне почему-то льстит вопрос, бываю ли я одиноким. Первая реакция как бы говорит, что я и мог бы скучать, да не до этого, вторая — что бываю, бывал и сейчас бы не прочь побыть один.

Однако все это не может заслонить того факта, что в четверг двадцать третьего июня, в четыре часа дня я заскучал. А кто меня упрекнет? Один на маленькой яхте, и одинаково далеко до Азорских островов, Юго-Западной Ирландии, островов Силли, Ушанта и Кабо-Вильяно.

Вечером, приняв любимую позу — плечи опираются на трап, одна нога уперта в елань каюты, вторая лежит на ступеньке, — я уныло смотрел под ветер и впервые чувствовал себя слегка раздраженным, может быть, чуточку захмелевшим (с трех наперстков виски!) и несколько обескураженным тем, что моя страсть к одиночным плаваниям через Атлантический океан оказалась не такой сильной, как я думал. Малодушие тут ни при чем, я твердо верил, что мы с яхтой в конечном счете доберемся до Нью-Йорка, не сомневался, что мой опыт и удача решат исход, но меня разочаровал темп продвижения. Посмотри из люка — насколько хватает глаз, простирается океан. Дальше его протяжение ограничивалось пределами моей фантазии, но если ей подсобить, взглянув на карту, мож

4 «Вокруг света» № 11

49

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?