Вокруг света 1969-10, страница 14

Вокруг света 1969-10, страница 14

— Опять не дотянули до сотни, — заметил бомбеец.

— Восемьдесят три. Больше сейчас не было, а ждать хозяин не захотел.

— Вам, в Дибаи, лень пальцем двинуть, а мы из-за этого лишний раз рискуй...

Капитан-дибаец не счел нужным реагировать на сердитое брюзжание коллеги. По его знаку матросы отвязали швартовы, и баркас лег на обратный курс. Вся операция заняла настолько мало времени, что катерам береговой охраны, даже если бы им и было приблизительно известно место встречи, не удалось бы захватить юркие суденышки.

Вообще же в случае каких-либо осложнений драгоценный металл моментально летит за борт. Однако к выброшенному грузу прикрепляется поплавок, который держится чуть-чуть ниже поверхности. Искать его, не зная точного места, затея бесполезная. Словом, на дне он в такой же безопасности, как и в банковском сейфе. А через некоторое время дибайцы, точно записавшие координаты этой точки, либо сами возвращаются за грузом, либо перепоручают операцию «извлечения сокровища» партнерам. Опытному ныряльщику ничего не стоит опуститься на несколько метров к жилетам. Если нужно, то он облачается в акваланг, повязав сверху непременный тюрбан.

Однако это только первый этап контрабандной операции. Как пишет в своей книге о золотой контрабанде англичанин Тимоти Грин, далее происходит нечто весьма напоминающее настоящий детективный роман.

Индийское судно, принявшее на борт золотой груз, под покровом темноты подходит к берегу; но оно пристает, только когда автомобильные фары просигналят, что опасности нет.

Едва «рыбаки» причаливают, экипаж быстро перегружает пояса с золотом © поджидающий автомобиль. Машина, не теряя ни секунды, устремляется к Бомбею. Оказавшись в городе, водитель оставляет автомобиль на заранее указанной стоянке. Ключ он «забывает» в дверце и спокойно отправляется домой. И хотя обычно это происходит в самом центре города, шофер не беспокоится: он знает, что за машиной «присмотрят». Через 15— 20 минут возле нее появляется другой человек. Он не торопясь, по-хозяйски садится за руль и, петляя по улицам, чтобы скрыться от возможных преследователей, мчится к квартире, которую под вымышленной фамилией снимает третий член цепочки контрабандистов. Здесь жилеты с золотыми пластинками дожидаются появления переправщиков, которые забирают по одному-два пояса для дальнейшей доставки в различные точки страны.

Каждый участник операции выполняет только одно поручение, обычно не зная всего остального. Часто они поддерживают связь с помощью портативных раций.

«По международным ценам стоимость золота, нелегально поступающего в Индию каждый год, составляет 80 миллионов фунтов стерлингов, то есть в два раза больше того, что официально продается на индийском золотом рынке», — пишет Тимоти Грин.

ПЯТЬ СИНДИКАТОВ

Дибаи и Макао ежегодно закупают (по официальным источникам) свыше 5 миллионов унций золота. Одна унция приносит затем контрабандистам от 37 и более долларов дохода.

Мировую сеть золотой контрабанды контролируют пять больших синдикатов. У каждого из них свой штаб, своя сеть агентов — посредников, курьеров, сбытчиков драгоценного металла, свои легальные поставщики, а самое важное — собственная географическая зона операций. Мир поделен между ними. Как правило, синдикат определяет, какое количество золота следует переправить в ту или иную страну, чтобы спрос всегда превышал предложение, а цены поддерживались на соответствующем уровне. Один из таких синдикатов обосновался в Бейруте и контролирует контрабанду в страны Среднего Востока, Африки и частично Азии. Не менее могущественный синдикат находится во Франции и держит в своих руках европейский рынок «желтого металла». Третий верховодит в Южной Америке. Однако синдикаты Дибаи и Макао вне конкуренции как по прибыльности, так и по размаху своих сделок.

Золотой синдикат строится так же, как любая крупная финансовая или промышленная корпорация. Высший пост занимает директор-распорядитель. Это невидимка, остающийся за кулисами. Его имени не знают не только сотни мелких агентов-испол-нителей, но даже лица, отвечающие за отдельные маршруты.

Однако не везде это так; там, где не грозит опасность, контрабандист вовсе не скрывает своего занятия.

В Макао «невидимкой» много лет был худощавый старик - с выцветшими глазами и тонкими, Еечно поджатыми бескровными губами. Это доктор Педро Хосе Лобо. Длительное время он занимал пост директора департамента экономики при генерал-губернаторе Макао и ведал выдачей лицензий на экспорт и импорт золота. Затем он стал председателем муниципального совета этой португальской колонии, приобрел несколько кофейных плантаций на острове Тимор и радиостанцию «Вила Верде», которая ведет вещание на китайском, английском, португальском и других языках. Конечно же, через «Вила Верде» доктор Лобо всегда мог передать и шифрованные инструкции тем, кто непосредственно занимается ведением дел его золотого синдиката. Сын доктора Лобо — Роджерио — кстати, директор той самой авиакомпании, которая занимается перевозом золота на гидросамолетах из Гонконга в Макао. После смерти почтенного негоцианта Лобо-старшего в 1965 году его сменил у кормила тайной власти не менее почтенный Лиан Чонг.

Кстати, среди его основных контрагентов, по свидетельству прессы, числится и небезызвестная мадам Вонг, бывшая «королева пиратов» у берегов Юго-Восточной Азии, прославившаяся своими дерзкими налетами на торговые суда. 5—10 процентов комиссионных, которые выплачивает синдикат, оказались более доходным делом, чем морской разбой.

ПИТЕР БАРДЕН ПОСТУПАЕТ НА КУРСЫ

В этот вечер Питеру Бардену отчаянно не везло. Когда он ставил на красное, выпадало черное; если он выбирал чет, выигрывали нечетные номера. Распаляясь все больше, он пробовал удваивать ставки, надеясь рано или поздно покрыть проигрыш, но богиня счастья явно отвернулась от него. Когда же в кармане осталась одна мелочь, Барден, тяжело вздохнув, покинул стол с рулеткой,^ провожаемый сочувствующим взглядом красивой девушки,

на стр. 57 ►

12

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?