Вокруг света 1970-03, страница 78

Вокруг света 1970-03, страница 78

ный провел их через полутемный коридор в небольшую, жарко натопленную комнату за деревянной перегородкой. Денисов нервничал. Суждин ждал.

— Вы поговорите здесь, — сказал Шагалов. — Я хочу кое-что узнать у дежурного.

Секунды потянулись мучительно долго.

— Ты в армии был? —спросил Денисов.

— Был.

— Так... — Он вынул из кармана конверт, в котором носил записи, относящиеся к краже, затем вытащил смятую бумажку — бланк заявления на имя заведующего автокамерой. Суждин покраснел: издалека он не мог разобрать, чьей рукой заполнен бланк, но набранные типографским шрифтом слова «ЗАЯВЛЕНИЕ» и «ВЕЩИ ПОЛУЧИЛ СПОЛНА» он видел.

— Как же так? — спросил Денисов. — Как же это получилось?

Суждин сидел не шелохнувшись.

Вошел Шагалов, по-хозяйски переставил стул ближе к Сужди-ну, шумно сел.

— Как это получилось? — повторил Денисов для Шагалова.

Суждин молчал, но для опытного Шагалова такое молчание было красноречивее слов.

— Можешь все отрицать, —

сказал Шагалов, — я знал людей, которые этим гордились в тюрьме. А потом в колонии. Это не очень умные люди...

При упоминании о колонии Суждин сделал нетерпеливое движение рукой.

— ...Бабка мне сказала, что вы к нам приезжали... Я знал. — Суждин совсем не напоминал прилизанного молодого юнца, изображенного на фотографии. У него было бледное, чуть асимметричное лицо и больные, тоскливые глаза. — Я увольнялся с завода... Приехал перед тем на вокзал, чтобы положить сумку в автокамеру. Сумку на завод нести было нельзя — там у меня резцы лежали, штангели... Я их с работы увез. А когда сумку сдал, время еще было, идти некуда. Выпил там, на вокзале, с одним и пошел бродить по залу... Этот чемодан — будь он проклят! — он ведь с полчаса стоял ничейный.

— А зачем тебе были резцы? — спросил Денисов.

Суждин поднял на него тоскливые глаза.

— Я сюда в РТС переходил, тут с инструментами туго.

— Герой! Вещи продал?

— Я ничего себе не взял, все цело. Там, в чемадане, и лежат, вы увидите!

— Зачем же ты пришел за вещами на четвертый день?

— Хотел отослать. Думал — адрес в чемодане.

— Пиши, — вздохнул Шагалов, пододвигая стопку белой бумаги. — «Заявление. Хочу рассказать органам милиции...» Дальше сам изложишь: решил, мол, признаться и добровольно выдать вещи... Чудак ты, чудак!..

Суждин странно зашмыгал носом, пододвинулся ближе к столу и взялся за перо. Шагалов с Денисовым вышли в соседнюю комнату.

Шагалов курил, присев на подоконник, а Денисов просто так смотрел в окно. Продуктовая палатка напротив отделения закрылась на обед. Дежурный переговаривался с кем-то по телефону.

— Надо же! — вдруг сказал Шагалов, улыбнувшись. — Среди ста двадцати тысяч пассажиров, бывших в тот день на вокзале, найти одного! Ничем не приметного. Больше чем через год. Ты везучий человек, Денисов, и упорный. Так бывает не с каждым. Это я тебе говорю!

На гулкой деревянной лестнице внизу послышались шаги. Потом громко заскрипели в коридоре половицы.

Вошли двое.

— МУР есть МУР! МУР зря не приедет! — провозгласил еще с порога шедший впереди — полный, страдающий одышкой, в форме майора. Он словно обращался к большой невидимой аудитории.— Не та фирма! Вот у кого следует учиться! Слышишь, заместитель по оперативной части?

Шагалов поспешно поправил кашне и стал застегивать пальто.

Второй, худощавый, в штатском спросил:

— Как вы его нашли?

— Это не секрет-

Денисов вышел в кабинет, где писал объяснение задержанный, взял со стола забытый конверт со своими записями. Суждин на минуту поднял голову, увидел выпавшую фотографию.

— Как к вам эта фотография попала? — удивился он. — Это ведь мой друг, мы с ним вместе в армии служили!

Денисов смутился.

А разговор двух оперативников в соседней комнате становился все громче и оживленнее, и он был приятен Денисову, как мастеру, представившему на суд знатоков свою первую серьезную работу.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?