Вокруг света 1972-12, страница 31




Вокруг света 1972-12, страница 31

Матвей и сплюнул с досады. — Надо быстро убрать трупы и спрятать мотоцикл.

Нескольких минут хватило разведчикам, чтобы отвязать шнур, обыскать трупы и содержимое коляски. Они захватили два «шмайсера» с запасными обоймами, ручной пулемет, сумку с какими-то документами и потащили убитых к реке. На берегу Матвей нашел несколько камней, запихал их под шинели для тяжести и спустил трупы на дно. Мотоцикл, громко всхлипнув, пошел следом.

Ускоренным шагом Матвей и Сеня двинулись дальше на восток. Ночь пока надежно укрывала их.

Они остановились, когда начало светать.

Поев, стали разбирать солдатские книжки и бумаги, которые лежали в полевой сумке. Убитые немцы служили в батальоне связи. В одной из бумаг были какие-то вычисления. Упоминалось необходимое количество кабеля, проводи, телефонные аппараты, ролики... Второй документ представлял собой счет финансовому отделу третьей эскадры «Люфтваффе»

Матвей раскрыл записную книжку в черном дерматиновом переплете. Унтер-офицер Гуфи-даун, кому принадлежала она, вел записи чернильным карандашом аккуратным, убористым почерком.

Перелистав несколько страниц, Матвей стал читать последнюю запись: «Штабс-фельдфебель Мунц задолжал мне 4 марки 37 пфеннигов. Обещает отдать деньги после взятия Москвы с прибавлением 63 пфеннигов как проценты. Но русские, говорят, уперлись, и мы не сможем наступать, пока

1 Военно-воздушные силы гитлеровской Германии.

не подмерзнут дороги...» Далее шла торопливая запись: «Для прокладки линии до хутора Бокшеев-ка потребовалось 17 километров одноканального провода, на 3,5 километра больше предусмотренного сметой».

Матвей вернулся к счету финансовому отделу «Люфтваффе» и нашел ту же цифру «17». Он достал свою карту, отыскал Бок-шеевку. Хутор был расположен в восьми километрах южнее Покровки. Как показывала карта, рядом с ним тянулось большое поле.

— Сеня! — проговорил Матвей, складывая карту и бумаги в сумку. — Боюсь поверить, но мы, кажется, напали на след. Идем!

Разведчики круто повернули на запад, так как за ночь удалились к востоку километров на двадцать. Деревни и дороги они обходили.

Матвей еще не увидел домов Бокшеевки, но заметил маскировочную сеть, натянутую на высокие жерди. Под ней на длинных и тонких шасси стоял легкий самолет-разведчик «хеншель». Приближаясь к аэродрому, Сеня наткнулся на провод и дернул Матвея за рукав. Две сплетенные жилки в зеленой предохранительной обмотке, кое-где присыпанные землей, связывали Бокшеевку со штабом полка в Покровке. Об этом проводе, вероятно, и писал педантичный унтер-офицер Гуфидаун.

Три дома с сараями скрывались в леске, поэтому их не сразу заметили разведчики. В нераспаханном поле стояли две машины. Одна из них была выкрашена в белое и черное, как шахматная доска, другая, с антенной, — в обычный серо-зеленый камуфляжный цвет. Сверху автофургоны были прикрыты сетью и ветками.

Матвей достал блокнот и стал чертить кроки аэродрома. Условно обозначил окружающий поле лес, дома, грузовик с рацией и фургон командного пункта, телефонный провод, дорогу от Бокшеевки к Покровке. Перебравшись ближе к домам, разведчики завернули в плащ-палатку трофейное оружие, зарыли под елью и надежно замаскировали. Это место тоже обозначил Матвей в своей схеме.

Оставалось выяснить, где немцы выставляют охрану. Пришлось ждать вечера. За это время разведчики хорошо изучили подходы и удалились от домов настолько, чтобы остаться незамеченными, но видеть двери. Ближе к вечеру подул северный ветер. Сразу похолодало. В сумерках вышли четверо. Один солдат направился к автомашинам, другой — к самолету, третий остановился у дороги в Покровку. Последний, видимо разводящий, вернулся обратно.

Ночью Матвей и Сеня слышали негромкие окрики часовых. Они сменялись через два часа. Перед рассветом из Покровки пришел бронетранспортер. Дежурный по гарнизону офицер проверил посты и уехал...

Матвей почувствовал на лице легкую влагу. Он протянул руку. На ладонь упали снежинки. «Вот уж совсем некстати», — огорчился он. Если снегопад быстро прекратится, то следы останутся и немцы догадаются, что за аэродромом кто-то следил. Могут они и броситься в погоню.

«Хорошо, что остались здесь»,— похвалил себя Матвей, когда, проснувшись, убедился, что снега выпало мало и утром следы четко виднелись бы на тонком белом покрове.

Федор Васильевич по природе был нетороплив. Он не любил принимать быстрые решения. Любое дело он обдумывал, примеряясь к нему так и этак. Разбирая бумаги, принесенные Асташ-ковым и Ершовым, он долго вчитывался в текст, пытался отыскать нечто такое, что спряталось между строк.

Ясно, что аэродром, вернее, посадочную полосу у Бокшеевки немцы оборудовали заново. Для этого они и установили телефонную связь с полком в Покровке. Но что это за полк? Может быть, гитлеровцы думают в Покровке разместить штаб обычной дивизии, и, естественно, для него потребовалась площадка для самолетов связи.

29



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?