Вокруг света 1976-06, страница 43

Вокруг света 1976-06, страница 43

К. Г. АРХАНГЕЛЬСКИЙ

Очерк А. Суханова «На кордоне Киша» («Вокруг света», 1974, № 9), посвященный работе зубропарка Кавказского государственного заповедника, вызвал большой приток читательских писем. Среди них — письмо бывшего заместителя директора заповедника К. Г. Архангельского, который приводит новые факты из истории заповедника.

КАК СПАСАЛИ ЗУБРОВ

Когда в 1924 году по инициативе В. И. Ленина был создан Кавказский заповедник, оказалось, что кавказского зубра, этого редкого и ценного животного, не сыщешь здесь днем с огнем. Он был истреблен поголовно в годы гражданской войны.

В научных кругах возникла смелая идея — восстановить зубра в местах его прежнего обитания. Но как это осуществить?

Зоолог М. А. Заблоцкий, работавший тогда в заповеднике Аскания-Нова, знал, что в 1907 году на Кавказе, в верховьях реки Малчепы, был отловлен зубренок-самец кавказской линии и под кличкой Кауказус продан монополисту по торговле дикими зверями, Гагенбеку, в Германию. Оттуда кровь Кауказуса через Беловежскую пущу попала в Асканию-Нова, где оказался его прямой потомок — кавказский зубр Бодо. М. А. Заблоцкий предложил использовать гибридов-зубробизонов для предстоящих работ. Методом поглотительного скрещивания он предполагал получить практически чистых зубров, которыми будут являться животные четвертой генерации. Так оно впоследствии и получилось.

Для отбора и перевозки племенного материала из Аскании-Нова в Кавказский заповедник была организована специальная экспедиция во главе с М. А. Заблоцким, в которую входили, кроме него, охотовед В. Д. Дементеев и автор этих строк.

В конце июня 1940 года мы тронулись в путь. Пока Заблоцкий с Де-ментеевым отбирали племенной материал в асканийском стаде и перегоняли одного самца и четырех самок по степным дорогам, я занимался организацией транспорта. Требовалось обеспечить максимальную быстроту передвижения животных.

Наркомат путей сообщения по личной просьбе президента АН СССР академика В. Л. Комарова предоставил под перевозку зубров большой пульмановский вагон, распорядился прицеплять его на всем пути следования в голову попутных пассажирских поездов. На начальников пассажирского и грузового управления возлагалась личная ответственность за успех перевозки. Исключительное внимание, проявленное железнодорожниками, было залогом удачного исхода экспедиции. Вагон следовал без задержек, на больших станциях нас встречали уже подготовленной заранее безупречно чистой водой. Пять ведер в сутки выпивал каждый зубр! Наш рейс от

ЧИТАТЕЛЬ СООБЩАЕТ

станции Новоалексеевка 'в^крмиу" Д° станции Хаджох на Кавказе продолжался менее трех суток. 29 июля 1940 года перевозка по железным дорогам была завершена. Начался последний этап — водворение новоселов в горы.

Весть о прибытии животных с быстротой молнии облетела ближайшие к Хаджоху станицы: «Зубров привезли!» Когда, перегрузив клетки с животными на машины, мы повезли их в предгорья, все население станиц встречало наш кортеж.

На Поповой поляне, окруженной цепью конных и пеших наблюдателей охраны заповедника, мы сгрузили клетки и выпустили животных. Предстоял 35-километровый перегон по сильно пересеченной местности.

Сначала все шло хорошо, но ночью зубрица Волна бросилась в сторону Хаджоха и, перепрыгнув через костер, прорвала цепь охраны и ушла в горные дебри, вниз по течению реки Белой. Отряженные в погоню конные и пешие наблюдатели охраны в течение нескольких суток искали Волну и только на восьмой день, не раз подвергаясь нападению разъяренного животного, присоединили ее к остальным зубрам, уже находившимся в одном из загонов зубропарка, в семи километрах от ближайшего кордона Киша. Здесь были построены два кормовых база, сарай, четыре родильных стойла, а также жилой домик для ученых и егерей.

Под руководством М. А. Заблоцкого ученые заповедника приступили к работе по разведению зубров кавказской линии.

Но скоро началась война. В августе 1942 года заповедник оказался в сфере военных действий. Был момент, когда враг находился в полутора километрах от Гузерипля, где размещалось управление заповедника. В Гузе-рипле был госпиталь, работала импровизированная средняя школа и даже проводилась камеральная научная работа. Работники заповедника оставались на местах. Наблюдатели охраны, отлично знавшие горные тропы, помогали нашим войскам и партизанам. Так, наблюдатель А. А. Турбаенко в конце августа 1942 года с риском для жизни перенес на своих плечах через горные кручи полевую радиостанцию, обеспечив связь между частями нашей армии в самый решающий момент. Много подобных подвигов было совершено охраной заповедника.

Гарнизон кордона Киша и зубропарка жил в постоянной тревоге. Гитлеровцы интересовались зубрами. Об этом было известно от жителей оккупированных ими ближайших селений. Немцы показывали им снимки зубропарка, заснятые с воздуха. Трижды

они бомбили этот район, но никакого вреда, к счастью, животным не причинили. В ноябре 1942 года на кордоне Киша появился конный отряд полицаев под командованием гитлеровского офицера. Они сожгли домик, где хранились научные фонды, и уничтожили все научные материалы зубропарка, однако от рейда в парк воздержались, опасаясь партизан. После этого случая охрана зубропарка отогнала животных поглубже в горы. Командир партизанского отряда военком Музыченко заверил нас, что их отряд начеку и зубров в обиду не даст...

После разгрома под Сталинградом гитлеровцы были выбиты и с Северного Кавказа. Мы вздохнули свободно, решив, что теперь можно браться за восстановление заповедника. Но не тут-то было!

В горы, спасаясь от возмездия, нахлынули банды бывших полицаев. Положение настолько обострилось, что район был объявлен на военном положении. 24 апреля 1943 года по решению районных организаций был создан истребительный батальон и особая истребительная группа горнолесной полосы. Командиром этой группы был назначен я, а комиссаром — директор Гузерипльского леспромхоза А. Н. Ши-шов. Костяком ее стали наблюдатели вооруженной охраны заповедника.

Некоторые банды насчитывали до 40 человек. Они были хорошо вооружены, имели лошадей, кузницы. Положение осложнялось еще и тем, что если недавно здесь действовали наши войска и партизаны, то теперь мы остались в одиночестве. К тому же поляна Гузерипль, наш центр, представляла собой дно глубокой чаши, окруженной горами, с высот которых вся наша жизнь была видна как на ладони.

В Гузерипле было объявлено осадное положение, и все население вооружено: научные работники, бухгалтеры, метеорологи. Мосты через реку Белую были перекрыты караулами, введены пароли и отзывы, на ночь выставлялись секреты. Так продолжалось долго. Наконец общими усилиями банды были обезврежены.

...После войны заповедник снова приступил к нормальной работе. Но об этом в журнале уже рассказывалось.

В заключение хочется назвать имена зоологов — М. А. Заблоцкого, JI. В. Крайневой, С. Г. Калугина и их верных помощников-зуброведов — Б. А. Заславского, П. Б. Кондрашова, В. В. Никифорова. Именно им мы обязаны тем, что к 70-м годам на территории заповедника насчитывалось уже свыше 700 зубров кавказской линии.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Ан 8 хороший сарай

Близкие к этой страницы
Понравилось?