Вокруг света 1977-04, страница 25

Вокруг света 1977-04, страница 25

когда наконец состоялось «окончательное решение», но 28 июля Центр снова спросит:

«Что делает противник по подготовке десанта на Кубань? Ответ к 15 часам».

«Тоня» ответит в первый же сеанс утренней связи следующего дня: «По словам немцев — они переправляться не будут. Ждут успеха у Ростова».

Слова радиограммы почти повторяют то, о чем всего десять дней назад говорилось в ставке Гитлера и что записал Ф. Гальдер.

Вслед за этим, 4 августа, «Тоня» передаст:

«На Керчь-Второй на станции выгрузили большое количество мин». Это были последние радиограммы «Тони» о десанте.

24 июля пал Ростов, 25-го началось наступление немцев с левобережных плацдармов на Нижнем Дону. 28-го Народный комиссар обороны издал приказ № 227 «Ни шагу назад!», который зачитали всему личному составу действующей армии и флота.

В последние дни июля и в начале августа боевые действия Северо-Кавказского фронта развивались в сложной и быстро меняющейся обстановке. Войтекам был отдан приказ отойти за реку Кубань и занять жесткую оборону.

В сеете этих драматических событий анализ полученных разведданных говорил нашему командованию: «Немцы не рискуют переправляться на Тамань, даже имея успех у Ростова!»

11 августа 47-й армии Северо-Кавказского фронта было приказано передать на Таманском полуострове свой участок обороны морякам Азовской военной флотилии, а самой отойти на защиту подступов к Новороссийску, где, по примеру Одессы и Севастополя, был вскоре создан Новороссийский оборонительный район.

И совершенно очевидно, что в' этом решении определенную роль сыграли сообщения «Тони». Противник начал переправлять две свои горнострелковые дивизии лишь в начале сентября, когда бои шли далеко за Ростовом, у перевалов Главного Кавказского хребта, под Моздоком и на ближних подступах к Новороссийску.

Им было трудно, невероятно трудно, когда они передали Центру 4 июня:

«Ввиду массовых обысков явитесь 5.6.42 г. в 9 час. утра. «Тоня».

«Меняем место работы. Явитесь 18 июня в 8 час. 30 мин. «Тоня», — радировали 16 июня.

«Массовые обыски и аресты. Явитесь 29 июня по расписанию. «Тоня», — сообщили 27 июня.

И снова в «Журнале работы» замелькали тревожные записи. «14.06. 16.00—17.40. Принято, потом к-т 1 пропал...»

22.06. 8.30—10.05. Принято. К-т пропал и больше не появился».

«8.07. 13.00—14.25. Начал передавать, но пропал, больше не появился».

22 июля «Тоня» передает:

«В городе происходит всеобщая мобилизация трудового населения для работы в Германии. Если есть возможность, то заберите, или нас мобилизуют. Ответ к 13 часам».

«Ответ получите 23 июля в 9 часов утра», — радирует Центр. И на следующий день прикажет:

«От мобилизации уклоняться всеми силами. Работу продолжать по-старому. В случае вас мобилизуют — радиостанцию спрятать и сообщить нам местонахождение ее».

...Но не успеет еще радист Центра утром 23 июля отстучать это приказание, как в этот же утренний сеанс связи от «Тони» поступит первая и последняя личная просьба и вслед за ней мужественное решение. Просьба и решение солдата, сумевшего преодолеть минутную растерянность.

«Просим принять нас в ряды партии Ленина. Здесь будем оставаться до последней возможности...»

Была в этой радиограмме и еще одна фраза, приведя которую можно начать новую, одну из самых волнующих страниц нашего д о кум е н т а л ьн о г о р а сс к аза-хроники.

«...раз в неделю можно установить регулярную связь с нашими войсками в скалах2. Давайте указания. «Тоня».

1 Корреспондент. Все примечания в тексте сделаны автором и военным историком В. В. Абрамовым, которого редакция благодарит за помощь в работе — поиск и сбор многих архивных документов.

Пользуемся случаем, чтобы выразить также благодарность керченской жительнице Ф. Г. Грановской, подсказавшей адрес поиска.

2 «С к а л ы» — местное название керченских каменоломен. В данном случае — Аджимушкайских.

Из воспоминаний И. Ф. Сте-ценко.

«...По донесениям разведчиков мы знали о героическом сопротивлении наших войск, которые обороняли Аджимушкайские каменоломни. Согласно их информации наша аэроразведка сфотографировала район обороны Аджимушкайских каменоломен, и после этого наши самолеты начали сбрасывать на парашютах продовольствие и боеприпасы...» 1

Действительно, 12 июня 1942 года Центр спросит «Тоню»:

«Где находятся наши войска и возможно ли с ними установить связь?»

13 июня «Тоня» ответит:

«Наши войска находятся в каменоломнях Аджимушкая. Связь с ними установить нельзя. Они окружены противником. По словам немцев, там находится 30 тысяч бойцов2. Ночью завязывается перестрелка. Скалы взрывают. Пускают туда газы...»

Из воспоминаний И. Ф. Сте-ценко.

«...Когда разведчики доложили, что немцы взрывают каменоломни и травят наших воинов газами, командование 47-й армии решило прийти бойцам на помощь. Но перед каждой военной операцией необходимо в совершенстве знать оборону противника. Так возникла идея создать из добровольцев небольшой отряд разведчиков, который должен был установить связь с аджимушкай-ским гарнизоном, выявить слабые места в обороне противника и разведать место, где можно высадить десант.

Штаб 47-й армии поручил мне руководить этой разведолераци-ей и выдал предписание, по которому командир 32-й дивизии должен был выделить в мое распоряжение добровольцев^развед-чиков, а командир военно-морской базы — военный катер.

За день я отобрал 34 добровольца. Для начала надо было передать бойцам каменоломен, что их готовятся освободить и переправить на Таманский полуостров. Мы хорошо понимали, что если разведчики доберутся до каменоломен и сообщат об этом осажденному гарнизону, это поддержит всех воинов морально, удесятерит их выдержку и сопротивление.

1 Совершенно неизвестный до сего времени факт! Об этом же В. В. Абрамову рассказывали участники тех событий — бывший интендант 3-го ранга А. И. Пирогов и бывший политрук А. И. Лодыгин.

2 Противник в 10 с лишним раз преувеличивал количество наших войск.

ЭКСПЕДИЦИЯ «АДЖИМУШКАИ»

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?