Вокруг света 1981-06, страница 43




Вокруг света 1981-06, страница 43

МАЛЬЧИК НА ХОЛМЕ

сланца к богам, обитавшим, по преданию, в глубинах «Священного Колодца». Правитель хорошо; знал, что эти «посланцы» назад никогда не возвращаются. И вот на каменкой платформе у края «Колодца Жертв» разыгралась поразительная по драматизму сцена.

Один за другим исчезали в зеленой пучине дьявольского омуТа сбрасываемые вниз люди. Приближалась очередь Хунак Кееля. И в этот напряженный момент принимает он решение. Выскочив вперед, храбрец взбежал на платформу храма и на глазах изумленной толпы сам бросился вниз с двадцатиметровой высоты. А несколько мгновений спустя зеленая вода Колодца вспенилась, и на поверхности появился Хунак Кеель. Он громко закричал, что лично разговаривал с богами и по воле богов он — Хунак Кеель — должен стать правителем Майяпана. Отвага молодого военачальника покорила толпу. Ему бросили сверху веревку и вытащили из колодца. Ах Меш Кук вынужден по-, кориться самозванцу и уступить царский трон: приходилось считаться и с незыблемыми религиозными канонами, и с решительным настроением народа в пользу «избранника богов».

Став полноправным хозяином Майяпана, Хунак Кеель решил сполна рассчитаться с заносчивыми правителями Чичен-Ицы. Повода для войны долго ждать не пришлось. В Чичен-Ице в то время был царем («халач виник» — на языке майя) Чак Шиб Чак. Его младший брат Хун Йууан Чак, правитель небольшого города Ульмиль, похитил во время брачного пира невесту у владыки Ицмаля — Улиля. Имя невесты — Иш Цив-нен. Это происшествие и послужило сигналом к войне союза трех городов — Ицмаль, Майяпан и Ушмаль— против могущественной Чи-чен-Ицы. Объединенные войска после ряда успешных сражений захватили Чичен-Ицу и подвергли ее страшному опустошению. Остатки майя-ицев во главе с правителем Чак Щиб Чаком бежали на юг в непроходимые леса в районе озера Петен-Ица, где создали новое государство, просуществовавшее

вплоть до конца XVI века. Именно его правители носили родовое имя «Канек» — «Черная Змея».

С тех пор пальма первенства в непрекращавшемся соперничестве за господство над Юкатаном более чем на два столетия переходит к правителям Майяпана. А Чичен-Ица больше никогда не возродилась. Правда, паломничество верующих майя к святыням заброшенного города и особенно к «Колодцу Жертв» продолжалось вплоть до прихода испанских завоевателей в XVI веке.

«Остался одинокий и мертвый город, источающий тонкий аромат руин. Здесь не звучит человеческая речь. И только временами вещает таинственный голос, которого никто не слышит. Но в один прекрасный день ты его услышишь!»

Этими словами из книги Антонио Ме-диса Больо я и хочу закончить рассказ о прекрасной принцессе Сак-Никте.

чера вернулись в город ребята, гостившие на соседних фермах во время школьных каникул. И на десять миль вокруг остался лишь Патрик — единственный •девятилетний мальчик среди стариков и старух, доживающих свой век в небольшом селении на полуострове Дингл на юго-западе Ирландии. В сельской школе новый учебный год начинается через неделю. По утрам Патрик будет бегать две мили до шоссе, где его подберет автобус. Школьный автобус собирает детей со всей округи, ведь поблизости школы нет. Вернее, она когда-то была, но теперь на ее месте зияет пустыми глазницами окон никому не нужное здание. Его бросили задолго до рождения Патрика, потому что год от года классы все больше редели. Парни и девушки, не успев завести семью, покидали родные места в поисках счастливой доли. Кое-кто устроился на работу в ирландских городах, но большинство уезжало в Англию, США, а то и в Австралию, Новую Зеландию. Оттуда шли денежные переводы, которые помогали родителям сводить концы с концами. Старики оставались на своей болотистой земле, где сеяли овес и сажали картофель, разводили овец и коров.

Патрик стал жить с дедушкой и бабушкой после гибели родителей. Те оставили его на ферме в один из своих нечастых приездов из Ливерпуля. Надеялись, что вдвоем, не связанные маленьким сыном, смогут больше заработать. На обратном пути их автобус неожиданно застрял на железнодорожном переезде, а поезд не успел вовремя остановиться.

Поначалу мальчик чувствовал себя в деревне неуютно. Родился он в Ливерпуле и не знал иного языка, кроме английского. А вокруг говорили только по-гэльски. Правда, дедушка и бабушка понимали и английский, но был он для них чужим и неприятным. Мальчишка с трудом привыкал, но со временем лихо заговорил по-гэльски и так стал одним из семидесяти тысяч ирландцев, которые пользуются этим языком как родным.

В середине прошлого столетия страну поразил великий голод, вызванный неурожаем картофеля. В те голодные годы, когда трупы валялись на городских улицах и проселочных дорогах, англичане продолжали вывозить из Ирландии зерно и мясо, которых с избытком хватило бы, чтобы прокормить людей. От восьми с лишним миллионов ирландцев в стране осталась едва половина. Одних унесла голодная смерть, другие отбыли в дальние края и тем положили начало самому страшному бичу Ирландии — массовой эмиграции. Каждый год уезжали десятки

тысяч самых здоровых и выносливых, самых энергичных и предприимчивых. И сейчас, как считают, за пределами Ирландии живет ирландцев раз в десять больше, чем в самой стране.

Перед теми, кто выжил, стоял жестокий выбор — научиться изъясняться на языке хозяев: ведь найти работу можно было только у них либо эмигрировать. Так английский язык вытеснил гэльский.

Люди, говорящие на языке предков, живут в основном на западном побережье и на островах. Здесь же сохранился и старый уклад жизни. Патрико-ва бабушка печет хлеб в железной кастрюле над очагом, где пылают брикеты торфа. После завтрака мальчик отправляется с дедом рыбачить в легкой лодке, обтянутой просмоленным брезентом. На ногах у них самодельные «пампути», что-то вроде мокаси-нов из грубой кожи мехом внутрь. В золе бабушка печет на обед рыбу с длинными языками зеленого лука и травами, названия которых Патрик никак не может запомнить. После обеда бабушка обычно садится за прялку, а дед ложится отдохнуть. Дают себя знать долгие годы тяжелой работы в вечной сырости, в левом боку часто вспыхивает пронзительная боль.

Патрик выходит погулять. Поиграть не с кем, и он садится на вершине холма. За ним на дальних склонах строго расчерченные каменной оградой участки соседей, справа развалины заброшенной фермы. Мальчику одиноко и скучно. Посидев, он возвращается домой.

Многие ирландцы, уехавшие на заработки за границу, начинают возвращаться. Эмигрировать сейчас вроде некуда: в Англии безработных перевалило за два миллиона, в других странах положение не лучше. И так в последние годы население Ирландии впервые стало расти. Но возросла и безработица. Молодым ребятам без опыта и профессии труднее всех.

Может быть, Патрик останется на дедовской ферме, которая перейдет ему в наследство. Но с каждым годом все труднее удержать свою землю. Мелких фермеров медленно, но верно вытесняют кулаки.

Не только ферму унаследует Патрик от деда с бабкой, но и кельтское их упорство, и привычку к тяжелой работе, и умение выносить лишения — все, что дает возможность выжить в этом негостеприимном краю.

Пока он еще маленький мальчик, живущий в опустевшей деревне среди стариков...

ю. устименко

41



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Самодельная бабка

Близкие к этой страницы
Понравилось?