Вокруг света 1984-06, страница 17




Вокруг света 1984-06, страница 17

космических кораблях, тоже надо где-то гулять и играть. Поэтому Строительный корпус и поставил для них забор. Они не знают, что тебе туда хочется,— ответила Рина.

— Тогда я скажу им.— Сплинтер откинул голову назад.— Эй, вы там! — Он сжал кулачки, все его тельце напряглось от крика: — Эй! Мне хочется поиграть, где пруд с рыбками!

Рина рассмеялась.

— Тише, Сплинтер. Даже если бы они тебя услышали, все равно ничего бы не поняли. Их дом очень-очень далеко отсюда, поэтому они говорят не так, как мы. И мы не знаем, что они за... люди.

— Да, но как же мы узнаем, если здесь эта стена?

— Никак,— ответила Рина.— Пока здесь забор — никак.

Они спустились к подножию холма.

— Почему здесь нет других детей? — не успокаивался Сплинтер.— Мне бы так хотелось с кем-нибудь поиграть.

— Дело в том, что несколько линд-женийских генералов прилетели в больших черных кораблях поговорить с генералом Уоршемом и другими нашими генералами,— ответила Рина, опускаясь на пригорок возле высохшего ручья.— А вместе с ними в ярких красивых кораблях прилетели их семьи. Поэтому наши генералы тоже привезли свои семьи, но только у твоего папы есть маленький ребенок. У всех остальных — взрослые.

— А-а...— задумчиво протянул Сплинтер.— Значит, там, за стеной, есть дети?

— Да, там должны быть маленькие линдженийцы,— сказала Рина.— Наверно, их можно назвать детьми.

Сплинтер спустился с пригорка и улегся на живот на дно бывшего ручейка. Прижавшись щекой к песку, он заглянул в щель под стеной, там, где она пересекала ручей.

— Я ничего не вижу,— сказал он разочарованно.

Они направились обратно вверх по холму к своему дому. Шли молча. Сплинтер не отрывал ручонки от стены.

— Мамочка,— сказал он, когда они подошли к внутреннему дворику.— Этот забор нужен, чтобы они к нам не выходили?

— Да,— ответила Рина.

— А мне кажется, он нужен, чтобы я туда не входил.

Рина убрала нетронутый завтрак и сварила еще кофе. Ее мысли каждый раз с надеждой следовали за мужем, когда он загорался новой идеей, вновь обретал решимость, а когда все заходило в тупик и он возвращался, принося с собой безнадежность и растущее отчаяние, она сникала, настроение ее падало. Между тем она старалась, чтобы жизнь Сплинтера была спокойной, позволяла ему целыми днями гулять по всей отведенной землянам территории.

Однажды перед сном Рина расчесывала волосы, поглядывая вполглаза на плескавшегося в ванне Сплинтера. Он

Рисунок Н. ГРИШИНА

собирал горстями мыльную пену и прижимал ее к подбородку и щекам.

— Теперь я буду бриться, как папа,— бормотал он себе под нос.— Бриться, бриться, бриться!

Указательным пальцем он стал снимать мыло с подбородка, а потом вдруг обеими ручонками набрал полную пригоршню пены и размазал ее по лицу.

— А теперь я — Дуви. Я весь пушистый, как Дуви. Смотри, мама, я весь...— Он открыл глаза, чтобы убедиться, что мать видит его, и тут же отчаянно заревел.

Рина кинулась промывать сынишке глаза. Когда слезы смыли остатки мыла, она принялась вытирать мальчика полотенцем.

— Спорим, Дуви тоже заплакал бы, если бы ему в глаза попало мыло,— проговорил он, отфыркиваясь.— Правда, мама?

— Дуви? — спросила Рина.— Возможно. Тут любой бы заплакал. А кто такой этот Дуви?

Она почувствовала, как напряглось тельце сидевшего у нее на коленях Сплинтера. Он отвел глаза в сторону.

— Мамочка, как ты думаешь, папа поиграет со мной завтра?

— Возможно.— Она поймала одну из его мокрых ножек.— Так кто такой Дуви?

Сплинтер критически осмотрел ноготь своего большого пальца, потом искоса глянул на мать.

— Дуви,— начал он,— Дуви — это маленький мальчик.

— Что? — переспросила Рина.— Маленький мальчик понарошку?

— Нет,— прошептал Сплинтер, опустив голову.— Настоящий маленький мальчик. Линдженийский маленький мальчик.

У Рины от изумления перехватило дыхание.

— Он хороший, мама, правда! — затараторил Сплинтер.— Он не говорит плохих слов, не врет и не грубит своей маме. Он бегает так же быстро, как я, даже быстрее. Он... Он мне нравится...— Губы его задрожали.

— Где ты... как ты сумел... я имею в виду забор...— Рина не могла подобрать нужных слов.

— Я откопал дыру,— признался Сплинтер.— Под забором, там, где песок. Ты не говорила, что этого нельзя делать! Дуви пришел играть со мной. Его мама тоже пришла. Она красивая. У нее розовый мех, а у Дуви — зеленый. Он может закрывать нос и складывать уши! Вот бы я умел так! Зато я больше, чем он, и я умею петь, а он — нет. Но он свистит носом, а когда я пробую — получается, как будто бы сморкаюсь. Дуви хороший!

Рина помогла Сплинтеру надеть пижаму. В голове у нее все перемешалось. По спине пробежал холодок страха. Что теперь делать? Запретить Сплинтеру туда лазить? Охранять его от возможной опасности, которая, быть может, просто поджидает своего часа? Что скажет Торн? Надо ли говорить

ему? Это может ускорить инцидент, который...

— Сплинтер, сколько раз ты играл с Дуви?

— Сколько раз? — переспросил Сплинтер.— Сейчас посчитаю,— сказал он важно и в течение минуты бормотал, загибая пальцы.— Четыре раза! — объявил он торжествующе.

— Ты сказал, что видел и мать Дуви?

— Конечно,— сказал Сплинтер.— Она была там в первый день. Это она прогнала всех остальных, когда они столпились вокруг меня. Все взрослые. Детей не было, только Дуви. Они немножко толкались и хотели меня потрогать, но она велела им уйти, и все ушли, кроме нее и Дуви.

— Ох, Сплинтер! — вскрикнула Рина, отчетливо представившая себе, как он стоит, маленький, окруженный толпой толкающихся линдженийцев, которые хотят «потрогать» его.

— Что случилось, мама? — спросил Сплинтер.

— Ничего, дорогой.— Она облизнула пересохшие губы.— Завтра я пойду с тобой к Дуви. Мне бы хотелось познакомиться с его мамой...

На следующий день Сплинтер уселся на корточки и осмотрел лаз под забором.

— Ты можешь застрять,— сказал он.

Рина засмеялась, хотя сердце у нее

сжалось.

— Это было бы не очень прилично, правда? — спросила она.—Прийти в гости и застрять в дверях.

Сплинтер расхохотался.

— Вот была бы потеха,— сказал он.— Можно, я пойду позову Дуви, он поможет копать?

— Прекрасно.— Голос Рины прервался. «Боишься ребенка,— посмеялась она над собой, но тут же попыталась оправдаться.— Боюсь линдженийца — агрессора и захватчика».

Сплинтер растянулся на песке и проскользнул под забором.

— Начинай копать,— велел он,— я скоро вернусь.

Опустившись на колени, Рина принялась за работу. Копать было нетрудно. Рыхлый песок поддавался легко.

Вдруг она услышала крик Сплинтера.

На какой-то миг она потеряла способность двигаться. Мальчик снова закричал, уже ближе. В отчаянии Рина вытащила последнюю горсть песка, про-тснулась под забором, чувствуя, как воротник блузки сыплется песок.

Из-за кустов с ревом вылетел Сплинтер.

— Дуви! Дуви тонет! Он весь под водой! Мама! Мама!

На ходу схватив его за руку, Рина потащила сына к пруду. Опершись о низкий барьерчик, она увидела во взбаламученной воде зеленый пушистый мех и внимательные глаза. Ни секунды не медля, она оттолкнула Сплинтера и, сделав глубокий вдох, бросилась в воду.

Рина стала на ощупь искать Дуви, ощущая удары маленьких ножек,

15

17



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?