Вокруг света 1984-06, страница 6




Вокруг света 1984-06, страница 6

Ратуша. Фасады ее сплошь покрыты рисунками по штукатурке — сграффито. В них радость жизни, поэзия мироощущения. Возводилось это здание после жестоких гуситских войн, в пору экономического подъема младаболе-славского края, в эпоху Возрождения, когда переживала расцвет вся европейская культура, в том числе и чешская.

Недалеко отсюда — неброская монастырская постройка без всякого декоративного оформления. В 1500 году члены одной из самых ранних в стране религиозно-просветительских организаций — «Единства чешских братьев» —открыли здесь школу и типографию. В Млада-Болеславе увидели свет первые печатные книги на чешском языке, первая географическая карта чешского королевства, первый медицинский труд.

А рядом обильно украшенный резьбой по камню, с изваяниями апостолов перед входом, пышным порталом и фигурным купольным завершением костел девы Марии. Его строительство прочно связывается с периодом временной потери чешской государственности. Пышный, «габсбургский» стиль барокко.

РАДУГА СИТЦА

Родители Зузаны — пани Ева и пан Вацлав Глушичка — жили в новом десятиэтажном доме. В обеденный перерыв семья Глушичка в полном составе собралась за столом.

Пани Ева, разливая по тарелкам суп, сказала:

— Наш город не такой уж большой, и мы любим собираться в обеденный перерыв дома. Я, к примеру, успеваю прийти из больницы, младшая дочь Катержина — из гимназии, пан Вацлав — с фабрики...

— У нас, знаете, никто не работает на «Шкоде»,— добавил глава семейства.— Такое в нашем городе встретишь нечасто.

Инженер Глушичка и в самом деле в отличие от большинства младаболе-славцев не автостроитель. Он — текстильщик.

— Исконное ремесло чехов,— продолжал он,— производство и обработка ситцевых (а теперь и искусственных) тканей. Наша красильная фабрика в местечке Йозефов Дул — самое старое предприятие во всем крае. После обеда поедем вместе, там все и увидите.

Фабрика, которой руководит директор Глушичка,— одна из ведущих в текстильном объединении «Тиба». Мла-даболеславские текстильщики специализируются на конечных операциях — отбеливании и крашении.

Старинные цехи «Тибы» раскинулись под Космоносами, в долине реки Йизеры. Красильню в Йозефовом Дуле заложил итальянский негоциант Больца еще в 1763 году. Но ее продукция не сразу получила распространение. Пряжу и ситец торговец ввозил из-за гра

ницы, поэтому цены на космоносовские изделия были высокими. Однотонную материю брали неохотно. Приостановленное было предприятие возобновило работу, как только изучили спрос. Расписанные яркими цветами и витиеватым узорочьем хлопчатобумажные платки пошли нарасхват.

...В белильном отделении два специалиста в отутюженных спецовках наблюдали за работой двухэтажного белильного агрегата. Раньше в этом процессе были заняты десятки рабочих рук.

— В прошлом году поставили,— поделился оператор.— До этого здесь и продохнуть было нечем.

Мне приходилось видеть старые белильные станки. Запомнился грохот, клубы сырого пара. А тут ни шума механизмов, ни пара, ни горячего воздуха.

Списанная белильная машина, готовая к отправке в металлолом, хранилась в соседнем помещении. А рядом монтировалось распределительное устройство, которое позволит многократно использовать воду, поступающую из Йизеры. Ту, что прошла технологический цикл, нельзя сразу спускать в реку. Сначала ее охлаждают в отстойниках. Теперь же горячей водой хотят обогревать помещения фабрики, пропуская ее через фильтры. Только после этого холодная вода вернется в Йизеру. И сколько бы промышленных предприятий ни стояло на берегах, река останется чистой.

Судя по продукции, которая проходила в данный момент по технологической цепочке красильного отделения, было ясно, что мастера Йозефова Дула верны старым традициям. Печатники «Тибы» пристально изучают покупательский спрос. Причем изучают не только в Чехословакии: сорок пять процентов продукции младаболеславской фабрики идет на экспорт. А изменчивая мода, говорит директор, распространяется по странам прихотливо: в Западной Германии сегодня в моде пестрые цветы на постельном белье, в Канаде — фигуры животных, в Италии — узор на темном фоне, ну а в самой Чехословакии — неяркая полоска. А что будет завтра?

— На что будет спрос, то и будем делать,— отвечает товарищ Глушичка.

РАСТУТ ЭТАЖИ

Архитектор Освальд Дёберт — один из самых признанных зодчих Чехословакии. По его проекту ведут реконструкцию Пражского Града. Млада-болеславцы считают его своим земляком, хотя он коренной пражанин. Двадцать лет назад Дёберт и его помощники Ярослав Косик и Франтишек Ржезач закончили работу над фундаментальным проектом перестройки древнего города над йизерой. На это ушло пять лет поисков и экспериментов.

Конструкции из бетона и стекла проникли в историческую среду Млада-Болеслава довольно рано — еще в пер

вой половине века. Мастер чешского кубизма Иржи Крога возвел на улицах города несколько призматических зданий. Они бесцеремонно затесались в шеренги средневековых домиков. Правда, новаторские искания Кр.оги не привели к сильному нарушению сложившегося ансамбля. И угловатый отель возле ратуши, и циклопический, едва уравновешенный блок Политехнического училища, и плоская коробка больницы со временем стали достопримечательностями, предметом гордости горожан.

Перед зодчими социалистической Чехословакии стояли иные задачи.

Младаболеславцам не забыть годы фашистской оккупации. В начале мая сорок пятого английская авиация подвергла город массированной бомбардировке. Автомобильный завод и ближние к нему жилые кварталы обратились в руины. Старожилы — лет пятидесяти и старше — помнят, как советские солдаты разбирали развалины.

После войны начали думать над тем, как перестроить город так, чтобы обеспечить людей жильем, но при этом сохранить его исторический облик. Освальд Дёберт мерил шагами улицы и размышлял о том, что люди, для которых предназначались задуманные им дома, имели право на хорошие условия жизни, однако знали цену каждому геллеру, каждой кроне и не намерены были швыряться деньгами. Логика экономичного строительства диктовала простоту художественных форм и рационализм планировки. Комбинируя несколько вариантов типовых проектов, сберегая каждый старинный дом, архитекторы создали такой облик города, что его до сих пор называют образцом социалистического градостроительства.

Идешь по непохожим одна на другую улицам и через некоторое время отмечаешь, что их своеобразие достигнуто осмысленным расположением оконных проемов, балконных ограждений, панелей, стеклянных витрин. Самая эффектная магистраль — проспект Народной милиции с многоэтажными домами и зеркальной лентой магазинов — пролегла по краю обрыва над Кленице, не заслонив, а, наоборот, раскрыв запоминающуюся панораму Млада-Бо-леслава.

— Мои сверстники обычно не покидают родной город,— говорила мне Зузана Кубатова.— Почти все находят здесь дело по душе, а значит, и свое место в жизни. Если бы не Душан, никуда бы не уехала.

Две главные дороги ведут из Мл ада-Болеслава. Одна старая, крутая, с тяжелыми поворотами и неожиданными препятствиями. Другая прямая и широкая, проложенная недавно. Она начинается сразу за ратушей и стрелой мчится на восток. Вдоль нее продолжают расти новые кварталы.

Млада-Болеслав — Прага —

Москва

4



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?